Deutsche Welle: Кремль пытается выдать за победу свое поражение на Южном Кавказе




В рамках имперской логики многие называют Путина главным победителем карабахской войны. Но это тактический успех. В жертву принесены стратегические интересы России… 
Вторая война в Нагорном Карабахе завершена. Формальный ее победитель — президент Азербайджана Ильхам Алиев. Он подписал с армянским премьером Николом Пашиняном и российским президентом Владимиром Путиным заявление о завершении военных действий. Это не окончательное урегулирование карабахской проблемы. В регион приходят российские миротворцы. Они будут размещены вдоль линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и вдоль Лачинского коридора, который соединяет самопровозглашенную республику с Арменией. Кто от этого выигрывает?
Об этом говорится в статье кандидата политических наук, эксперта по Центральной и Восточной Европе Ивана Преображенского для Deutsche Welle.
Конец войны в Карабахе
Подписанное заявление не является классическим международным договором. Но главный итог достигнут — это прекращение военных действий. Перестанут гибнуть солдаты и мирные жители с обеих сторон. Не случится и этнических чисток на наиболее плотно заселенной армянами части Нагорного Карабаха, они не переходят сейчас под контроль Азербайджана. С гуманитарной точки зрения любой мир — это успех.
В качестве компенсации за готовность прекратить военные действия, азербайджанский лидер Ильхам Алиев получил экстерриториальный, по сути, коридор в Нахичевань и Турцию через территорию не Карабаха, а собственно Армении. При этом Баку не отказывается от желания восстановить полностью свой контроль над всеми территориями. «Нет никакого статуса Карабаха», — торжествовал в своем обращении к нации Ильхам Алиев.
Ему есть чему радоваться. Его власть в стране теперь почти абсолютна. Азербайджанский президент был преемником собственного отца на этом посту. Теперь даже если Алиев-младший закрепит в стране династическое правление, едва ли — после таких военных успехов — кто-то рискнет протестовать.
Армения приобретает только мир. Ее потери, не только людские, очень велики. Она лишается большей части той азербайджанской территории, которая фактически контролировалась ею после войны 1990-94 годов. Если бы официальный Ереван пошел на мирное соглашение раньше, например весной 2020 года, то, скорее всего, сохранил был контроль над почти всей территорией Нагорного Карабаха и регионом, который обеспечивал безопасность Лачинского коридора. По крайней мере считается, что именно это предлагал Пашиняну Кремль.
Турция, активно поддержавшая в этой войне Азербайджан, будет связана с ним коридором по суше через Нахичевань, а также получает признание своего влияния в регионе. По словам президента Алиева — и право участвовать вместе с Россией (фашистское государство, страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18) в миротворческой операции.
Тактический успех Кремля
Кремль добился в сложившейся ситуации максимума возможного для себя. Правда, в рамках имперской внешней политики, которую исповедует Владимир Путин и его окружение. В их системе координат успех состоит в том, что Россия добилась присутствия своих войск на территориях и Армении, и Азербайджана. В Армении — это военная база и войска ФСБ, в Азербайджане (и Нагорном Карабахе) — миротворческий контингент численностью почти 2000 человек.
С учетом того, что погранвойска ФСБ России должны взять под контроль транспортный коридор Нахичевань-Азербайджан, выходит, что Кремль будет контролировать полностью и армяно-иранскую границу, как предполагалось планом, представленным в 1992 году американским дипломатом Полом Гоблом и названным его именем. По сути, с учетом контроля над двумя коридорами (из Карабаха в Армению и из Нахичевани в западные районы Азербайджана), а значит, и двумя границами Армении, России получает контроль над этой страной в целом. Некоторые уже говорят, что с 10 ноября 2020 года Армению можно называть «российским протекторатом» на Кавказе.
Казалось бы, это дипломатический успех. Почти без потерь (хотя нельзя забывать о сбитом российским вертолете Ми-24 и двух его погибших пилотах) Кремль устанавливает контроль над стратегическим регионом. Вдобавок Армения из союзника превращается в вассала, чего Путин долго и безуспешно добивался от Пашиняна.
Стратегическое поражение России
Но если выйти за рамки имперского сознания, то понимаешь, что Кремль пытается выдать поражение за победу. Во-первых, по итогам войны Москва теряет верного союзника в виде Армении. С Нагорным Карабахом это была сильная региональная держава. Причем все более стабильная, самостоятельно решающая проблемы своей демократизации и укрепления власти. А теперь — ослабленный сателлит.
Кроме того, потеряны симпатии значительной части армян. Путин универсально умеет научить соседние народы, вековых союзников России, ее опасаться или просто ненавидеть. Эффект может быть подобный украинскому или белорусскому. В Ереване уже идут массовые беспорядки. И все это, возможно, ради того, чтобы убрать лично неприятного российским властям премьера Никола Пашиняна.
Во-вторых, теперь на карте появляется новая точка, где могут гибнуть российские солдаты. Статус Нагорного Карабаха не закреплен, война может возобновиться. Это не говоря о возможности партизанской войны с обеих сторон. Всего три года назад было сорокалетие со дня первого теракта в московском метро, который осуществили отнюдь не исламисты, а армянские националисты. 
В-третьих, это новая небольшая нагрузка на российский бюджет. В-четвертых, происходит закрепление на Кавказе исторического противника России — Турции. Эрдоган уйдет, а влияние останется. Все это больше похоже на тактический выигрыш при стратегическом поражении. Или, говоря иначе, на победу Путина и проигрыш России.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *