Две революции в Украине как истоки пожизненного президентства Путина




В эти дни в Украине, как всегда, каждый год, в конце ноября вспоминают две недавних революции, два Майдана.
Напомню: первый, вошедший в историю как “Оранжевая революция” — по цвету тогдашней символики оппозиции, случился в 2004 году. Грандиозные уличные протесты в центре Киева, на Майдане, как коротко называют здесь площадь Независимости, привели к тому, что объявленный было сомнительный результат президентских выборов в пользу тогдашнего премьер-министра Януковича был отменены Верховным судом Украины, а по итогам повторного голосования президентом стал оппозиционный кандидат Виктор Ющенко.
Второй Майдан начался в 2013-м, году, когда Янукович, победивший-таки — уже на следующих президентских выборах, после окончания каденции Ющенко — неожиданно отказался от многократно, публично объявленного намерения подписать с Евросоюзом соглашение об ассоциации. Причем случилось это явно в результате беспрецедентного нажима и даже шантажа со стороны Москвы.
Люди опять возмутились, восприняв этот из рук вон плохо немотивированный отказ как неуважение к цивилизационному выбору большинства украинцев в пользу европейской интеграции страны, как унижение их гражданского достоинства, и вновь вышли на площадь.
Первый Майдан — “Оранжевая революция” — был мирным и бескровным. Второй — “Революция достоинства”, возможно, тоже окончился бы мирно и бескровно, однако, на редкость неуклюжие, непродуманные, недальновидные действия Януковича и его ближайшего окружения привели к тому, что в центре Киева начались столкновения между протестующими и защитниками режима, выросли баррикады, запылали шины, пошли в ход коктейли Молотова и булыжники — с одной стороны, резиновые пули и слезоточивый газ — с другой, президентская власть начала стремительно терять легитимность и в итоге пала, унеся за собой десятки человеческих жизней, когда в центре Киева стали стрелять уже настоящими пулями, на поражение. Янукович спасся бегством, а решение украинского парламента об отстранении его от власти было принято голосами многих членов его Партии регионов, которые, как это часто бывало в истории во время революционных событий в разных странах, быстро подсуетились и перебежали на сторону победителей.
Можно спорить о том, насколько выверенным в правовом отношении было решение заново провести голосование на президентских выборах 2004 года, когда Янукович проиграл в первый раз, насколько, опять-таки, безукоризненным юридически было голосование в парламенте об отстранении его от должности после бегства из страны в феврале 2014 года, когда он проиграл окончательно. Разве что стоит напомнить, что никакого вооруженного антиконституционного переворота, о котором так любят говорить некоторые российские политики, включая Путина, в Киеве тогда не произошло. Силовики ушли с улиц в казармы, а противники Януковича не брали штурмом ни зданий президентской администрации, ни кабинета министров, ни других государственных учреждений. Янукович просто испугался ультиматума Майдана, который не согласился с попыткой Януковича заключить — при международном посредничестве — компромиссное соглашение с группой украинских оппозиционных политиков о прекращении противостояния и проведении досрочных президентских выборов. Площадь потребовала от него немедленно уйти в отставку. И тогда Янукович банально струсил и сбежал, а решение о лишении его поста президента — после побега — было, повторяю, принято законно избранным, вполне легитимным парламентом страны, где самой большой фракцией были, как уже сказано выше, члены партии Януковича, депутаты от Партии регионов.
Я сейчас оставляю за скобками вопрос, почему две украинские революции не в полной мере оправдали ожидания тех, кто стоял на их стороне — возможно, сегодня это самый острый и болезненный вопрос для украинского общества.
Я также не хочу сейчас погружаться в тему выборов 2019 года, когда предыдущий президент Петр Порошенко потерпел с разгромным счетом поражение от вчерашнего актера комедийного жанра и политического новичка Владимира Зеленского. Есть такая точка зрения, что это был, на самом деле, третий, так сказать, “электоральный Майдан”, когда люди выразили вотум недоверия власти, не выйдя на площадь, а массово проголосовав против нее на избирательных участках — за то, что не оправдала надежд, что многие объявленные цели февральской революции 2014 года так и не были достигнуты.
Но я хочу сейчас сказать о другом, о чем здесь, в моем киевском “далеке”, почти не говорят и не вспоминают: о том, какую роль сыграли два украинских Майдана, особенно первый, в политической жизни России, во внутренней и внешней политике Путина.
Не многие сразу вспомнят, что “Оранжевая революция” была, по сути дела первым серьезным, болезненным и даже унизительным политическим поражением Путина.
Ведь он практически в открытую поддерживал тогда Януковича.
Он общался с тщательно отобранными, “правильными” зрителями на специально устроенной на украинском телевидении “прямой линии” по точному образу и подобию российских. Для этого в Киев даже были откомандированы специалисты с ВГТРК, которые хорошо знали, как организовать эту постановку.
Путин приезжал в Киев, чтобы вместе с будущим местоблюстителем президентского кресла, а тогда еще главой своей администрации Дмитрием Медведевым постоять на трибуне во время военного парада, специально устроенного по случаю фактически придуманной для этого годовщины —
40-летия полного освобождения Украины от гитлеровской оккупации. Годовщины, которой тогда не было в официальном украинском календаре памятных дат и которая прежде не отмечалась столь торжественно — любопытно, что эту дату спустя пять лет ввел-таки своим указом никто иной, как президент Ющенко, в последний год своего правления, но в Украине, где нет экзальтированного, полурелигиозного культа великой победы, она фактически не отмечается.
Кстати, многие помнят, как Янукович — совсем не по-президентски и даже не по-премьерски на той самой трибуне, под объективами телекамер, предложил Путину то ли жвачку, то ли конфетку, а Путин брезгливо отказался — в отличие от Медведева, которому Янукович всучил-таки леденец.
Было видно, что Янукович лично Путину не симпатичен — к этому я еще вернусь — и что поддерживает он его исключительно из геополитических соображений, дабы удержать Украину в орбите российского влияния.
Я отлично помню, как осенью 2004-го над московскими проспектами висели растяжки с лозунгами: “Украинцы, живущие в России, голосуют за Виктора Януковича!”
Выглядело это настолько странно и нелепо, что некоторые острословы — а ведь тогда на носу были и президентские выборы в США — спрашивали насмешливо: а почему же нет растяжек с призывом к американцам, живущим в России, голосовать за Джорджа Буша?
Кремль высадил в предвыборный штаб Януковича и в администрацию уходящего президента Леонида Кучмы, которую возглавлял тогда Виктор Медведчук, целый десант российских политконсультантов.
Прокремлевские политологи и журналисты мотались в Киев на всевозможные мероприятия в поддержку Януковича.
Работавший тогда на одном из провластных украинских телеканалов мой, как я предпочитаю называть этого человека, “Даженеоднофамилец” именно тогда удивительным образом меняться и очень скоро превратился в откровенного пропагандиста, “агитатора, горлана, главаря”, со всей силой своего таланта выступающего против “оранжевых”. За это ему, кстати, вскоре после победы “оранжевых” указали на дверь сами же владельцы телеканала, совершенно не заинтересованные в том, чтобы ссориться с новой властью.
А как бесновались в России пропутинские СМИ — как, впрочем, и имевшаяся тогда в немалом количестве пророссийская пресса в Украине — по поводу главного конкурента Януковича, бывшего премьер-министра Виктора Ющенко! Его изображали чуть ли не марионеткой в руках зловредных иноземцев, которые спят и видят, как бы колонизировать Украину, понастроить здесь направленных против России объектов системы ПРО (помните, одно время у “кремлевских” была в моде такая страшилка?), срыть и вывезти с территории Украины — и это не шутка, такие конспирологические теории тоже озвучивались — весь драгоценный укринский чернозем, уничтожить сельское хозяйство, засеять все рапсом, и так далее, и тому подобное.
Да, и еще: сегодня — после историй с проделками “солсберецких туристов” и с отравлением Навального — согласитесь, совершенно иначе выглядит загадочный эпизод, так до конца и не расследованный, с отравлением Ющенко диоксином в разгар предвыборной кампании 2004 года, когда оппозиционный кандидат лишь чудом выжил, не выбыл из борьбы за пост президента.
И ведь что самое обидное для Путина — он тогда не единожды поздравил Януковича с победой — в то самое время, когда протестное людское море уже денно и нощно бушевало на Майдане, когда происходящее в Киеве практически круглосуточно транслировали все крупнейшие мировые телеканалы, когда сюда съехались европейские политики первой величины, чтобы своим физическим присутствием предотвратить кровопролитие, посредничать в мирном урегулировании политического кризиса. Но друг и кум Медведчук, видимо, продолжал уверять Путина, что все это фигня, что мы контролируем ситуацию, что мы защитим результаты выборов, что президентом будет Янукович, Майдан же пошумит-пошумит и замерзнет на ноябрьском морозе, разойдется, разбежится. Не замерз, не разошелся, не разбежался. А тогдашний уходящий, но все еще действующий украинский президент и верховный главнокомандующий, которому подчинялись все силовые структуры, все правоохранительные органы, умный, хитрый и острожный Леонид Кучма, который (удивительно, как Путин этого не заметил!) вроде бы и вел себя так, что многим казалось, он за Януковича, но ни при этом напрямую, в открытую, ни разу его не поддержал, ни разу не заявил, как когда-то Ельцин про Путина: мол, вижу в этом человеке своего приемника, хочу, чтобы он стал следующим президентом Украины, поддержите его на выборах! — в последний, решающий момент занял позицию над схваткой, и это в значительной степени определило исход Оранжевой революции — президентом стал Ющенко.
И от этого пошло всё дальнейшее отношение Путина и путинского режима к Украине. И не только к Украине — к Европе и Америке, которые оказались на стороне Ющенко.
Не знаю, помните ли вы, как вскоре после “Оранжевой революции” Путин раздраженно заявил, что в Украине нет пророссийских политиков. Там есть только проукраинские политики. И в его интонации отчетливо читалось уязвленное самолюбие, тяжелая обида — и желание отомстить. Всем — и “оранжевым”, и Кучме, и Западу, поддержавшему Майдан, и даже Януковичу, который — слабак! — не сумел удержать власть — а потом не сумел сделать этого еще раз, не решился пролить в Киеве по-настоящему большую кровь, устроить массовые аресты, репрессии, депортации.
Кстати, Путин ведь не раз впоследствии показывал Януковичу свое пренебрежительное отношение.
В 2012 году опоздал к нему на встречу в Крыму на четыре часа, при этом демонстративно задержавшись на ялтинской трассе, чтобы под прицелом теле— и фотокамер потусоваться с байкерами “хирурга” Залдостанова, потом коротко и формально пообщался с Виктором Федоровичем. При этом в интернете не случайно, а нарочитым образом была выложена сцена этой неторопливой дружеской вечеринки, снятая не из-под полы каким-нибудь папарацци, а профессиональным оператором, которому явно разрешили с близкого расстояния, при хорошем освещении, с самых выгодных ракурсов запечатлеть общение президента России и его самого главного украинского клеврета. Потом это еще раз произошло летом 2013 года, когда Путин приехал в Киев на церковные торжества по случаю очередной годовщины крещения Руси, провел короткую протокольную встречу с Януковичем и потом отправился щедро тратить свое драгоценное президентское время на какой-то псевдонаучной конференции.
Но что не менее важно — победа первого Майдана на долгие годы определила политику Кремля внутри России. Путин и его окружение стали просто одержимы тем, чтобы не допустить повторения украинского сценария в России. Не допустить массовых протестов на электоральной почве, выхолостить полнокровную, реальную политическую жизнь в стране, обеспечить полную подконтрольность власти любых выборов — президентских, парламентских, местных. Создать ручные пропутинские организации вроде пресловутых “Наших”, которые при случае могли бы взять на себя роль российских “титушек”, как раньше называли в Украине мордоворотов, пытавшихся терроризировать противников Януковича во время второго Майдана, а теперь называют любых “тонтон-макутов”, действующих в интересах тех или иных политиков.
И все это — по моему сугубо личнному оценочному мнению — стало точкой отсчета всех перемен к худшему, которые произошли за последние полтора десятилетия в России, всего плохого, что случилось с демократическими институтами и процедурами, включая институт выборов, с оппозицией и независимыми СМИ, всех одиозных судебных процессов и неправосудных приговоров, вплоть до перекраивания российской конституции ради того, чтобы обеспечить Путину возможность практически до конца жизни оставаться у власти, точка отсчета бессмысленной и разрушительной для России многолетней конфронтации с Западом. Истоки всего этого там, на Майдане.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *