Европа или Сомали: история украинского судебного разбирательства



Мы уже привыкли к тому, что рейтинг уровня доверия к украинским судовой и правоохранительной системе регулярно бьет антирекорды. Но даже на этом фоне история с Анной Ферлегер выглядит сюрреалистичной.
В 2018 году Анна вместе со своим супругом договорились с ООО «БК Титаниум» о строительстве дома в селе Гнедин Бориспольского района. Компания казалось надежной, поэтому затребованная предоплата в размере 415 тысяч долларов их не смутила. Супруги проживали в США и дистанционно контролировали ход работ. Первое время не возникало вопросов к заказчику. Семья исправно оплачивала счета, выплаты составили уже около 1,28 миллиона долларов. Затем проплата не прошла через банк. Выяснилось, что одну из фирм, принимавших деньги, ликвидировали, имущество стали продавать, а двое учредителей вышли из состава. Анна заказала аудит, который выяснил, что компания предоставляла им фиктивные отчеты о работе. В ответ на требование вернуть деньги, девушке начали угрожать. Многодетной матери заявили: «Будешь много говорить, не досчитаешься детей». Пришлось заявить в полицию о мошенничестве и вымогательстве и обратиться в суд. Учитывая, что она была не в Украине, для заявления в полицию Анна оформила доверенность на своего представителя.
Представитель попытался договориться со строительной компанией о возврате долга. На встрече фирма признала свои долговые обязательства перед в размере 889 тысяч долларов. Представители фирмы пообещали выплатить часть долга и оставили свое авто в залог. Но вместо погашения долга заявили в полицию, обвинив в вымогательстве, угрозах и похищении людей.30 июня 2019 года было заведено дело о вымогательстве, где пострадавшие указывались как заказчики преступления.
Судя по всему, представители строителей во главе с Тарасом Наливайко и Владимиром Мельниченко нашли общий язык с правоохранительными органами. Адвокаты Анны изумлялись решениям правоохранителей. Фирма признала долг перед пострадавшей (деньги на их счета направлялись через банк Morgan), была произведена строительная экспертиза. Казалось, здесь все предельно понятно. Но как только дело доходило до вручения подозрений, сразу же начинались обыски на базе заявлений «строителей». А вскоре компания была продана человеку с оккупированных территорий, разыскать которого украинским правоохранительным органам не представлялось возможным.
Два производства против Анны до сих пор не закрыты. На определенном этапе потерпевшей, через посредников, поступило предложение заплатить 300 тысяч долларов и тогда «справедливость восторжествует». Вымогатели узнали, что Анна занимается благотворительностью, помогает больным детям в «Охмадит». И девушке предложили одно из финансовых пожертвований сделать им, вместо больницы. Мол, какая разница, куда перечислять деньги. Предложение было отвергнуто, после чего открылся «сундук Пандоры» в виде давления на судей, которые рассматривали все жалобы Анны на органы следствия.
«Не удивлюсь, если представители правоохранительных органов захотели воспользоваться ситуацией для собственного незаконного обогащения, – комментирует дело юрист Николай Федоренко. – На досудебном следствии дело летело как молния. Анне предъявили подозрение, наложили арест на имущество, огласили в розыск. Причем направили дело в международный розыск, но Интерпол в этом отказал. Ходатайства юристов Анны игнорировались, криминальное производство против оппонентов блокировалось. Прокурор отдела прокуратуры Киева Евгений Беба отменил подозрение в деле оппонентов и не позволил довести его до суда. Что может свидетельствовать о его личной заинтересованности в результате этого производства. Еще одно криминальное производство в отношении Тараса Наливайко закрыл старший группы прокуроров Андрей Яцишин. Наши источники утверждают, что сторона оппонента уже инвестировала в «работу с правоохранительными органами» весомую сумму».
Но команда юристов Анны решительно настроена довести дело до конца.
«Теперь о заведомо незаконных решениях прокуроров мы будем рассказывать в прессе, – говорят адвокаты. – И категорически не собираемся давать взятки представителям правоохранительных или судебных органов».
Грустно другое. Анна – украинка, захотела инвестировать деньги своей семьи в украинскую экономику. И столкнулась с бизнесом по-украински. Для нее с мужем случившееся – это какой-то сюрреализм. Много лет говорят про европейский вектор развития Украины. Но этой истории удивятся и в Сомали.
Андрей Тертышный



Источник – grom-ua.org

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *