Хабаровск — тест на способность Путина рулить дальше, — политолог




Россия оказалась в ловушке, которую создала сама власть. Пытаясь сохранить устойчивость при сокращении ресурсов, Кремль не может допустить даже полуоткрытой форточки. Нельзя систему разгерметизировать. Нужно наоборот — строить рвы и окапываться. Приоткрыть окно даже на чуть-чуть — будет признак слабости. Возникнет угроза Горбачевского синдрома, который снял обруч, и все посыпалось.

Кремль не издевается, послав усмирять Хабаровск Дегтярева. Хотя это и выглядит, как издевательство.
Такое мнение огласила сегодня российский политолог Лилия Шевцова.
Хабаровск- системная проблема со множеством слагаемых. Вот только некоторые из них.
Во власти нет управленцев- политиков, которые готовы руководить регионами, учитывая местные интересы. Сама система управления ликвидирует понятие «местный интерес» вместе с местным самоуправлением.
Кремль не подготовил профессионалов, которые могли бы разрешать общественные и политические конфликты. Полпред Трутнев- это спичка к фитилю. Кремль не имеет информационного канала, который способен поставлять наверх достоверную информацию.
То, что хабаровская администрация заявила в субботу о 6,5 тысячах протестующих — это пример дезинформации. Которая, очевидно, будет воспроизведена наверху. Но если центр все же получает верную информацию, но его решения усугубляют проблему — это тревожный сигнал о качестве власти.
Еще тревожнее то, что система не имеет механизма реагирования на кризисы. О чем мы убедились во время пика пандемии. Власть вообще не готова к неожиданностям. А если она и готовится к ним, то путем бетонирования выхода возможных всплесков. Сами догадайтесь, что происходит с давлением под бетоном.
В результате система управления впадает в паралич при возникновении любого события, выходящего за пределы кремлёвской «нормы». Власть долго думает и скрипит. А затем делает глупость. Типа посылки в Хабаровск Дегтярева с запасом горячего.
«Казус Дегтярева» важен для понимания кремлевской логики. Мы видим, как в кризисный момент система выплевывает деструктивное для нее самой (!) решение.
Кремль подготовился к знакомым формам протестов — через чередование выборочных репрессий и подкупа. До сих пор удавалось замять, нейтрализовать и смикшировать локальные протесты — от Шиеса до Екатеринбурга. Удалось закатать Москву и проигнорировать недовольство против конституционных поправок.
Однако, власть не знает, что делать со стихийным недовольством электората, который является ее базой. Так, именно кремлевская реакция на Хабаровск привела к политизации там стихийного и вначале неполитического недовольства.
В Хабаровске власть не выдержала тест-драйв. Между тем, ей предстоят новые испытания. В частности, сентябрьские выборы. Кремль надеется, что трехдневное голосование будет гарантировать результат. А если очередное унижение вызовет реакцию униженных? Каков будет ответ власти — паралич, а потом жесть?
Как пройти через другие испытания — незавершенная пандемия, экономическая рецессия?
Читаем: МВД и Росгвардия потратили на закупку спецсредств для подавления протестов 7,3 млрд за 5 лет. Хватит ли средств для Дальнего Востока?
Кремль уже начал готовиться к обеспечению стабильности в ситуации падения жизненного уровня и при ограничении средств для мелких подачек. Это для России (фашистское государство, страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18) новый этап жизни. Население должно добровольно согласиться жить хуже. При этом молчать и выражать власти одобрение. Короче, от народа ждут национального мазохизма! А если народ не согласится? Что тогда? Ведь в системе не заложен механизм мирного ответа на недовольство!
Хабаровск — предупреждение для власти о грозящем. Пока, возможно, в перспективе. Одновременно это картинка, которая нам скажет, как Кремль будет реагировать на вызовы, которые система напрочь исключает. Нет в ее настройках файла о согласии, обсуждении, представительстве интересов, признании ошибок. Эти понятия отсутствуют в кремлевском словаре.
Россия оказалась в ловушке, которую создала сама власть. Пытаясь сохранить устойчивость при сокращении ресурсов, Кремль не может допустить даже полуоткрытой форточки. Нельзя систему разгерметизировать. Нужно наоборот — строить рвы и окапываться. Приоткрыть окно даже на чуть-чуть — будет признак слабости. Возникнет угроза Горбачевского синдрома, который снял обруч, и все посыпалось.
Следовательно, будут давить. Это логика такой конструкции. Кто бы там внутри не сидел. По-другому просто нельзя. Но чем больше они закупоривают каналы, чем сильнее давление в сосудах. И тем больше угроза взрыва.
Трагедия – и наша, и самого единовластия — в том, что судя по нынешнему лету, Кремль делает все для того, чтобы эту конструкцию нельзя было реформировать мирным способом. В этой конструкции нет даже функции уступок населению. Дальний Восток нам показывает, к чему это приводит.
«Закатаем!» — уверены кремлевские стратеги. Но шрамы и память об унижении достоинства в обществе останутся. Останутся надолго и в какой-то момент дадут о себе знать.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *