ИГИЛ в степях Украины. Что делают джихадисты в наших мирных городах



Для исламских террористов Украина – база отдыха. Пока.
Украина привлекает боевиков «Исламского государства», ищущих убежища после потери территорий в Сирии и Ираке. Это хорошее место, чтобы спрятаться или переждать, пока выпадет возможность безопасно вернуться в свои дома в странах Европейского Союза и бывшего Советского Союза. Польский журналист Павел Пеньонжек, который освещал войну с «Исламским государством» в Сирии и исследовал влияние террористов в Афганистане, вместе с украинской репортеркой Аленой Савчук расследовали, как и почему Украина стала убежищем для некоторых боевиков «Исламского государства». Статья об этом вышла в интернет-издании “Заборона”.
В ноябре 2019 спецслужбы сразу трех государств — Украины, Грузии и США — задержали в Киеве Цезаря Тохосашвили. Его арест стал неожиданностью по многим причинам. Цезаря считают одной из ключевых фигур «Исламского государства» — организации, которую большинство стран мира признало террористической — а именно заместителем «министра войны» ИГ, грузина Абу Омара аш-Шишани.
Тохосашвили, также известного как Аль-Бара аш-Шишани, считали мертвым. В августе 2017 вместе с семьей он якобы погиб в результате авиаудара в сирийской провинции Дейр аз-Зор, которая тогда была частью «Исламского государства». Но впоследствии оказалось, что это выдумка для отвлечения внимания от его бегства из Сирии.
Тохосашвили поселился в Белой Церкви — городе с населением в более 200 тыс. человек в 85 км к югу от Киева. Если не считать красивого парка, это типичный постсоветский город, который ничем особенным не отличается. Близость столицы, тишина и одновременно низкая стоимость проживания привели к тому, что в Белой Церкви поселилось сравнительно много мигрантов со всего мира, включая мусульман. Наверняка именно этим город и привлек Тохосашвили.
Вероятно, Цезарь работал таксистом без лицензии и держал торговое место на рынке. Он свободно передвигался по району, включая Киев. Как утверждает Служба безопасности Украины, чья информация не всегда надежна, Тохосашвили оставался активным членом «Исламского государства». В его задачи входило привлечение новых людей, подготовка нападений и координация действий «Амнията» — службы безопасности ИГ.
Цезарь больше года жил в Украине с женой и тремя детьми. Не исключено, что он заехал в страну по подлинным документами. Скорее всего, его бы никто не побеспокоил, если бы СБУ не получила информацию о Тохосашвили прежде всего от ЦРУ США, а также от МВД Грузии. Возможно, именно поэтому такой большой успех спецслужбы не получил широкой огласки в СМИ, а информация о грузине, которую обнародовала СБУ, была скудной.
1
Задержание одного из командиров ИГ сотрудниками СБУ в Киеве. Сентябрь, 2020. Фото: Пресс-служба СБУ
«Во многом СБУ не говорила о Тохосашвили, потому что это был провал. Он долго находился на нашей территории без присмотра. Если бы мы знали и наблюдали за ним, тогда это был бы успех», — объясняет генерал-майор СБУ Виктор Ягун, бывший заместитель председателя СБУ в 2014-2015 годах.
Задержание такого важного члена «Исламского государства» и заставило искать ответы на вопрос, как так случилось, что боевики этой организации выбрали Украину одной из своих «баз отдыха».
Из грузинской армии в Сирию
На фотографиях экстрадиции из Украины в Грузию в мае 2020-го Тохосашвили с короткими волосами, бритыми усами и короткой, аккуратно подстриженной бородой. Он одет в спортивный костюм, кроссовки и куртку из искусственной кожи. Как на свои 34 года, он выглядит довольно старым, и, безусловно, кажется намного старше, чем на фотографиях из Сирии, опубликованных исследовательницей Йоанной Паращук в блоге «From Chechnya to Syria». На одной из них он с серьезным лицом, длинной густой бородой и волосами до плеч сидит на фоне флага «Исламского государства». Винтовка упирается в ноги. Рядом двое его малолетних сыновей держат пистолеты.
2
Цезарь Тохосашвили со своими сыновьями позирует на фоне флага террористической организации ИГ. Фото: chechensinsyria.com
Тохосашвили родился в долине Панкиси в горной северной части Грузии, где проживают в основном мусульмане-кистинцы, то есть грузинские чеченцы. Поэтому в двух упомянутых псевдонимах его называют «аш-Шишани» — на арабском это значит «чеченец».
Панкисское ущелье было важным центром для боевиков, участвовавших в Первой и Второй чеченских войнах на рубеже веков. Сюда приезжали сторонники независимости республик Северного Кавказа из Чечни и Дагестана прятаться от российских спецслужб. Когда началась Вторая чеченская война, Тохосашвили исполнилось 13 лет. Вполне вероятно, что он как-то был к ней причастен. Именно радикализация чеченских боевиков — их переход к исламскому экстремизму — изменила жизнь Панкиси. Особенно молодых кистинцев, у многих из которых боевики вызвали восторг.
3
Панкисское ущелье, Ахметский муниципалитет, Грузия. Фото: Scott McDonough / Flickr
В долине проживает лишь около 10 тыс. человек. Из них, по разным данным, от 50 до 200 выехали в Сирию, где с 2011 года продолжается гражданская война, жертвами которой стали несколько сотен тысяч человек. «Исламское государство» привлекло мусульман со всего мира, включая тысячи жителей бывшего Советского Союза. По подсчетам, 40 тыс. человек приехали в Сирию и Ирак поддержать эту организацию. Хотя многие из них погибли или были арестованы, огромное количество вернулось домой или спряталось в безопасных странах.
Самым известным жителем Панкиси, который уехал в Сирию, был Абу Омар аш-Шишани, ровесник Тохосашвили и его знакомый с детства. Настоящее его имя — Тархан Батирашвили. Он происходил из смешанной христианско-мусульманской семьи и только со временем принял ислам. Батирашвили также в определенной степени был связан со Второй чеченской войной. После окончания школы он поступил в грузинскую армию и участвовал в Русско-грузинской войне в 2008-м.
Через два года у него диагностировали туберкулез и Батирашвили пришлось оставить службу. Впоследствии он попытался восстановиться, но ему отказали, а также не взяли на службу в местную полицию. После этого сотрудники МВД нашли у Батирашвили оружие, на которое он не имел разрешения. Как говорят Забороне источники, близкие к тогдашнему руководству министерства, мужчине его подбросили из-за конфликта со спецслужбами. Батирашвили оказался за решеткой и отсидел 16 месяцев. В это время от рака умерла его мать. Именно в тюрьме кистинец поклялся Аллаху, что поедет на джихад. Он добрался до Сирии в 2012 году.
Товарищ по оружию
В тот же или на следующий год должен был приехать в Сирию и Тохосашвили. Они с Батирашвили служили в различных джихадистских подразделениях, значительно более умеренных, чем тогдашний предшественник «Исламского государства» — «Исламское государство Ирака». В тот же период в Сирии воевал украинец, назовем его Муса.
Мужчина заходит в небольшое, сравнительно пустое кафе возле железнодорожного вокзала в Киеве. Садится подальше от других посетителей, чтобы посторонние не слышали разговор. Муса не делает из своего повествования страшной тайны, но и лишнего внимания привлекать не хочет. Ему немного за пятьдесят. Хотя, говорит, за последние пять лет будто несколько жизней прошло. Мужчина не выделяется из толпы ничем особенным — среднего роста, типичного для его возраста телосложения, в неприметной одежде — кроме, разве что, немного более длинной, чем обычно, бороды с проседью. Муса не состоит в розыске и им не интересуются спецслужбы: он свободно передвигается по городу.
На его религиозность также повлияла чеченская война. Когда в одном из городов Украины еще в нулевых лечились боевики, Муса познакомился с ними и, как сам говорит, «вернулся в ислам». Начал интересоваться, читать, слушать проповеди и просматривать видеоролики, которые ему присылали новые товарищи.
«Больше всех тогда испугалась моя мама. Но я объяснил ей, что наша религия учит не убивать и нападать, а только защищаться. Защищать себя, семью, собственность, религию», — рассказывает Муса.
Однажды он поехал в Бельгию. Там, в одной из мечетей, увидел человека, который молился отдельно от остальных. Муса спросил местных, почему тот сидел отдельно. На что ему ответили: «Всех остальных он считает вероотступниками».
«Позже такие вот люди и формировали войска «Исламского государства», а затем в первую очередь убивали своих же [мусульман], — говорит Муса. — Мы для них — вероотступники, а это даже хуже, чем шииты».
Муса считает, что не пошел этим путем, потому что имел хороших учителей: боевиков, которые объясняли ему, что война — это инструмент, а не цель. Целью являются справедливость и безопасность. Он убежден, что государство, основанное на исламе, должно образоваться не путем насилия, а тогда, когда мусульманская община созреет.
«Сегодня мы духовно не готовы к этому, нам не хватает знаний», – признает Муса.
Во всем он обвиняет коммунизм, который годами не давал мусульманам, как и христианам, исповедовать свою веру.
«Когда коммунизм рухнул, появилась свобода, религия стала разрешена, но количество доступной информации была настолько большим, что сожгло процессоры в человеческих головах», — говорит он.
4
Выжившие дети после попытки ИГ штурмовать поселок Вардик, Ирак. Фото: Levi Clancy / Wikimedia Commons
Общий друг
ов»), созданная в 2012 году. В основном в нее входили выходцы с Северного Кавказа. Ее признали террористической организацией, в частности, в Канаде и США.
Муса утверждает, что давно и хорошо знал Батирашвили. Хотя отмечает, что с ним было сложно разговаривать — прежде всего потому, что грузин очень плохо знал русский. Муса был в Сирии как раз тогда, когда боевики отчаянно спорили, принимать ли приглашение присоединиться ко вновь созданному «Исламскому государству Ирака и Великой Сирии». Он решил покинуть страну, потому что, как он загадочно выразился, боевики принесли с собой из дома все те же проблемы, которые во время войны стали еще более заметными, а значит, и более обременительными. Муса поехал в Турцию. Пока он был там, ему позвонил товарищ по оружию и рассказал, что однажды ночью часть группировки присоединилась к «Исламскому государству» вслед за Батирашвили.
«Просто сбежали посреди ночи, забрали наши общие вещи, машины и оружие, оставили свои позиции. Они поступили подло, — говорит Муса. — А потом начали стрелять в своих же».
Среди тех, кто ушел за Батирашвили, был его близкий друг — еще один украинец, из Кривого Рога.
Что касается Цезаря Тохосашвили, то Муса никогда не слыхал о таком. О его существовании он узнал только после его ареста.
Украинский транзит
Муса выехал из Турции и спокойно вернулся в Украину. Он такой не один: Украина годами была важным транзитным пунктом на пути в Сирию и из нее. Несколько таких операций Службе безопасности удалось сорвать. В июле этого года в Харькове двух граждан Азербайджана осудили на 10 лет и 3 месяца заключения за перевозку боевиков «Исламского государства» с Северного и Южного Кавказа, а также из стран Центральной Азии через Украину в Турцию, а оттуда — в Сирию и Ирак. Активизация джихадистов в Сирии совпала по времени с акциями протеста на Майдане, аннексией Крыма и войной на Донбассе, поэтому Украина уделяла мало внимания боевикам, которые прошли маршем через ее территорию.
Так же было и на обратном пути. Маршруты, которые вели из Сирии в страны происхождения боевиков, постепенно перекрывались. Однако Украина остается открытой для них и сегодня. Есть разные возможности попасть сюда: прилететь самолетом и пройти паспортный контроль с действительными или поддельными документами, или нелегально переправиться через Черное море на пароме. Если боевик не внесен в базу данных Интерпола, он достаточно легко заедет в Украину.
О масштабах явления говорить сложно — независимых данных нет, только частичные подсчеты. В 2016 году СБУ сообщила, что обнаружила более 100 и задержала 46 человек, связанных с «международными террористическими и религиозно-экстремистскими организациями». А также 11 «перевалочных пунктов» боевиков «Исламского государства» в Киеве и Харькове. Кроме того, СБУ заблокировала две ячейки этой организации в Днепре и Харькове, которые обеспечивали материальную и логистическую поддержку членам группировки в Украине и помогали им выехать за границу. Также в ведомстве утверждали, что не пустили в Украину 443 человека, связанных с «Исламским государством».
С тех пор СБУ регулярно сообщает об арестах людей, причастных к ИГ, однако после проверки эта информация часто оказывается ложной.
По состоянию на 2017 год, по данным украинских СМИ, задержали не менее 17 человек, обвиняемых в связях с «Исламским государством», в том числе тех, кто якобы участвовал в боевых действиях и отвечал за руководство группировкой. Кроме того, время от времени поступают сообщения о недопуске в Украину людей, связанных с этой джихадистской организацией.
На запрос «Gazeta Wyborcza» в СБУ сообщили, что их следователи в 2014-2020 годах проводили расследование касательно 9 человек, причастных к деятельности «Исламского государства», и сейчас идут еще три уголовных производства.
Угроза, на которую закрывают глаза
В указанной выше информации речь идет только о тех, кого поймали. Но сколько их еще остается на свободе в Украине? По разным оценкам людей, знакомых со средой, связанных со спецслужбами, и исследователей, количество бывших боевиков «Исламского государства» колеблется от 50 до нескольких сотен.
Муса склоняется к меньшему значению. Говорит, что знает с десяток мужчин и женщин, побывавших на территории «Исламского государства» и вернувшихся в Украину.
«Один готовит шашлык, другой женился и завел детей», — рассказывает он. — Они вернулись и молчат о своем опыте. Не из страха, а просто потому, что не хотят еще раз проживать то, через что прошли».
Он не может с уверенностью сказать, что эти люди отказались от радикальных идей, поскольку они привыкли скрывать свои истинные убеждения. Но отмечает, что многие из тех, кто в свое время присоединился к «Исламскому государству», включая его товарищей по оружию, окончательно в нем разочаровались.
Бывший заместитель председателя СБУ Виктор Ягун согласен с этим тезисом.
«Через «Исламское государство» прошли многие. Не все из них хотели воевать или становиться мучениками, — говорит он. — Когда они попали туда и увидели ситуацию собственными глазами, их взгляды кардинально поменялись».
Однако, по оценкам Ягуна, в Украине живут сотни людей, связанных с этой организацией. Несмотря на недавние задержания, джихадисты не входят в приоритеты страны, которая до сих пор находится в состоянии войны с Россией. Именно последняя является главной угрозой для Киева.
«Исламский терроризм не характерен для нашей страны. Поэтому украинские спецслужбы на нем не фокусируются, — объясняет Ягун. — Они действуют только по факту: если другое государство просит выдать какого-то человека или информация [о боевике] попадает им в руки».
Ягун считает, что Украина для боевиков «Исламского государства» — это база отдыха, которой они не намерены вредить. Этому есть много причин. Украина — один из самых безопасных путей, оставшихся после того, как Грузия в 2015 году ввела строгие наказания по «террористическим» статьям и перестала закрывать глаза на тех, кто пересекает границу, а Турция начала депортировать все больше иностранцев с сомнительной репутацией. В Украине же возвращение из Сирии не считается преступлением, поэтому вряд ли боевиков будут задерживать.
Кроме того, в Украине проживает большая мусульманская община. Хотя фактический ее размер неизвестен, по разным оценкам, верующих насчитывается от 300 тыс. до двух миллионов, самый распространенный ответ — один миллион. Это неоднородное сообщество, однако преимущественно русскоязычное, что для иностранцев с постсоветского пространства — огромный плюс, поскольку разные акценты русского не привлекают здесь особого внимания. В то же время украинцы сравнительно толерантны к мусульманам. Жизнь здесь дешевле и за гораздо меньшие деньги, чем в Евросоюзе, можно посетить врача. А если клиника частная, то никто не станет расспрашивать, откуда ранение, даже если оно огнестрельное.
Высокий уровень коррупции в стране — тоже весомый аргумент. Человек, который хочет исчезнуть, за деньги может получить здесь практически все, что нужно.
Как стать гражданином?
Легализация и новая идентичность — самый желанный товар для таких людей. С начала войны на Донбассе и аннексии Крыма, когда местные подразделения Государственной миграционной службы попали в руки России и групп, которые она поддерживает, а российские документы массово раздавали жителям полуострова, украинские паспорта заполнили рынок. Пустые оригинальные документы можно было приобрести и напечатать так, чтобы не возникало вопросов при проверке. Мало того: жители Крыма, которые после аннексии получили российские внутренние паспорта, украинские продавали за копейки. Покупатель мог приклеить свое фото на документ и использовать его для получения загранпаспорта. Затем он «терял» внутренний паспорт и подавал заявление на выдачу нового, уже полностью действительного.
Введение биометрических паспортов и пластиковых ID-карточек замедлили циркуляцию старых документов, но не остановили ее. Опубликованная спецслужбами информация показывает, что проблема актуальна до сих пор: с 2019 года правоохранители обнаружили как минимум три группы, причастные к незаконной выдаче или подделке документов. 28 августа 2020 года СБУ заявила, что разоблачила большой канал, с помощью которого иностранцам выдавали «высококачественные» поддельные документы, необходимые для легального проживания в Украине и выезда за границу. Преступная группа действовала по меньшей мере в пяти областях. В квартирах, где провели обыск, нашли многочисленные документы, в том числе поддельные паспорта стран Европейского Союза.
Украинский адвокат (по его просьбе мы не называем имени), который занимается делами мигрантов, говорит, что эта проблема — системная и миграционная служба сама вовлечена в незаконную деятельность. Даже настоящий украинский паспорт можно приобрести за деньги. В зависимости от сложности дела и количества посредников сумма составляет от 2500 до 7000 долларов, говорит адвокат. Благодаря коррупции также легко воспользоваться опциями вроде фиктивной свадьбы. Они дают право на постоянное место жительства, а со временем и гражданство.
Украинка, которая хочет остаться анонимной, рассказывает, что давно борется за гражданство для своего мужа — выходца из страны Ближнего Востока. Они задались целью пройти процедуру законно, поэтому пришлось нанять адвоката. Другие в такой ситуации выбирают гораздо более дорогой, но быстрый путь, утверждает она. Согласно закону, чтобы немедленно получить постоянное место жительства, нужно жениться на иностранце или иностранке, которые уже имеют такой документ; если один из супругов — украинец или украинка, то его нужно ждать два года. Легальный процесс требует большого количества документов и определенной удачи, чтобы попасть в годовую квоту, однако за деньги нужные люди все сделают без проблем.
«В результате многодетные женатые мужчины приезжают в Украину, вступают в брак на некоторое время, а потом разводятся. После этого они получают визы для своей настоящей семьи, привозят ее сюда и получают все документы», — объясняет украинка.
Домой через Польшу
Три человека, связанные с польской и украинской пограничными службами, подтверждают, что когда документы в порядке, даже если они изготовлены ненадлежащим способом, члена террористической организации поймать не удастся. Он без проблем может сесть в самолет и отправиться в любую страну, которая не требует визу, в том числе в Евросоюз.
Для тех, кто не может позволить себе расходы в тысячи долларов, остаются дешевые нелегальные переходы границы. Один из сотрудников Пограничной службы Польши, который согласился говорить анонимно, говорит, что организованные группы контрабандистов берут за переправку от 1,5 до 3 тысяч долларов — часть суммы идет на взятки.
«Если пограничник возьмет взятку, то пойдет направо, а люди — налево», — признается он. Со своей стороны бывший украинский пограничник Виктор Лебеденко вспоминает, что на службе было выражение: «Ловим самих себя», потому что, как он утверждает, сами пограничники занимаются организацией контрабанды.
Очевидным направлением для тех, кто хочет уехать из Украины, является Польша, где после 2014 года невозможно было контролировать всех людей, которые прибывали в страну сотнями тысяч. Использовали ли джихадисты Польшу, чтобы скрыться, или как транзитную остановку? Такой информации нет, поскольку Польша, как и Украина, не рассматривает эту угрозу как приоритетную.
«Если вы заехали в Польшу как украинец по украинским документами, то из-за большого количества людей вас невозможно проверить», — признается профессор Белостокского университета Даниэль Боцьковський, который исследует вопросы национальной безопасности и религиозного фундаментализма. — Здесь вы можете спокойно отдохнуть и ждать дальнейших указаний. В то же время некоторые из боевиков разочаровались в «Исламском государстве» и искали место, где смогут мирно жить и не бояться преследования за преступления.
Профессор признает, что Польша, скорее всего, не воспринимала всерьез пути, по которым в страну могут прибывать джихадисты, и теперь это создает опасность.
«Если угрозу не мониторить, то она может выйти из-под контроля. Мы делаем ту же ключевую ошибку, которая присуща спецслужбам во всем мире, потому что считаем, что решение проблемы не столь важно, чтобы инвестировать в него усилия и ресурсы», — говорит Боцьковський.
Поэтому стоит ожидать, что на таких «базах отдыха», как Украина, а, возможно, и в Польше, найдется еще не один бывший джихадист.
Павел Пеньонжек, “Заборона”
Чтобы не пропустить самое важное, подписывайтесь на наш Telegram-канал.



Источник – grom-ua.org

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *