История в испанских тонах: провожая Марио Гомеса…



Марио Гомес сыграл последний матч в своей карьере, внеся вклад в возвращение “Штутгарта” на высший уровень немецкого футбола. Провожая этого нерядового футболиста, “Террикон” вспоминает один из нюансов его многогранного образа…
История в испанских тонах: провожая Марио Гомеса...

Марио Гомес мог вообще не сыграть за сборную Германии. Рожденный на территории этой страны, он имеет прямые испанские корни, его отец был стопроцентным представителем пиренейской нации. Когда стал понятен выдающийся талант молодого Марио, испанская федерация предложила ему выступать за сборную исторической родины. Марио подумал – и отказался…

…На юге Испании скромно существует микроскопический городок Альбуньян. Его нынешнее население – чуть более 400 человек. Название имеет арабские корни – оно появилось еще в то время, когда здесь властвовали не испанские монархи, а руководители Гранадского халифата. Испокон веков местное население было нацелено на выращивание и переработку зерновых. Свой последний бум Альбуньян пережил в 30-е-50-е годы, когда его население превышало 1000 человек. Потом начались экономические проблемы, люди стали покидать эти места. Одним из них стал и дедушка Марио Гомеса.

В конце 60-х в Альбуньяне стало совсем туго, и глава семьи Гомесов, собрав людей и пожитки, двинул в сторону Германии, где, напротив, экономика развивалась со страшной силой – “немецкое экономическое чудо” еще не исчерпало своего ресурса. Его сыну Хосе, будущему отцу Марио, тогда было 14 лет. На новом месте испанцам удалось зацепиться. Когда пришло время, Хосе женился на немке по имени Кристель. 10 июля 1985 у них родился сын, которому суждено было стать великим футболистом.

Марио Гомес – самый знаменитый человек, как-то связанный с Альбуньяном. Там считают его своим земляком и назвали одну из улиц в его честь. “Альбуньян стараюсь не забывать. Каждый человек должен дорожить своими корнями и чтить их. Я каждый год обязательно сюда приезжаю”, – говорил Марио уже во вполне зрелом возрасте.

Ему действительно нравится там бывать (“там прекрасный климат и стиль жизни”). Поддерживая связь с родственниками отца, он ощущает себя отчасти испанцем и считает, что смешанная кровь дала ему многое не только как футболисту, но и как личности (“во мне сочетается немецкая дисциплина с испанской раскованностью и легкостью”).

Но он никогда не ощущал себя испанцем настолько, чтобы задумываться о выступлениях за сборную Испании. Тем более, что уже с самого раннего возраста он был востребован немецкими национальным командами разных возрастов. Началось это еще в сборной U-15, за которую Марио провел 3 матча в 2000-2001 и забил гол. Потом его постоянно привлекали в юниорский, юношеский, молодежный Бундестим. Было ясно, что ему прямая дорога – в главную команду Германии. Вот тут и возникли со своим предложением испанцы.

Марио утверждает, что вопроса выбора для него вообще не стояло. Несмотря на постоянные поездки к родственникам, он ощущал себя гражданином Германии. Это было без вариантов. 10-тысячный город Ридлинген, в котором он появился на свет, был его единственной родиной. И даже определенная погруженность в испанскую культуру, которую он испытывал благодаря отцу, ничего не меняла. Тем более, что и здесь Марио имел свой взгляд на вещи. Например, его отец был давним и безусловным болельщиком “Реала”. Сын тоже любил смотреть матчи Ла Лиги, но обожал “Барселону”. Так получилось, потому что там играл Ромарио – и для Марио лучше игрока не существовало. Тем более, что “Ромарио” и “Марио” звучат почти одинаково – для мальчика это имело большое значение! В общем, он болел за “Барселону”, а отец – за “Реал”.

Но такие расхождения никак не влияли на главное, что испытывал Марио по отношению к отцу – чувство глубокого уважения. Хосе был достаточно взрослым, чтобы понять причины переезда семьи в конце 60-х. И дал себе слово, что его дети никогда не окажутся в такой ситуации. “Мой отец всегда сам содержал семью. Я не только гордился им, но и брал пример, наблюдая за тем, как он постоянно работает. Думаю, он помог мне вырасти хорошим человеком”, – говорил Марио в одном из интервью.

Ну, и еще он благодарен отцу за то, что тот не стал препятствовать его увлечению футболом. Хотя Хосе мечтал, чтобы сын получил хорошее образование и занялся строительным бизнесом, как и сам он. Футбол он считал забавой, не больше. Но когда увидел, что сын увлечен этим по-настоящему, препятствовать не стал.

Понял отец его и в 2013, когда Марио отклонил приглашение мадридского “Реала”. Тут уже сыграла свою роль не любовь Гомеса-младшего к “Барселоне”, а чистый немецкий прагматизм. Одновременно существовал и вариант с “Фиорентиной”. Марио понимал, что там у него будет гораздо больше игрового времени, чем в Мадриде. И он выбрал Италию. Дедушке об этом не сказали, чтобы не расстраивать. Он ведь тоже – пламенный фанат “Реала”!

Но вернемся к “испанскому варианту” в карьере Марио. Предложение выступать за сборную этой страны Марио получил в начале 2006, когда стало ясно, что он уже одной ногой стоит в Бундестиме. Его даже рассматривали в расширенном варианте игроков сборной, которые могли пополнить основной состав на чемпионате мира (так называемая “Команда перспектив”). В юношеской сборной он сыграл 16 матчей и забил 11 голов. В молодежной – 6 игр и 1 гол. Он не мог не попасть в Бундестим в самом скором времени. И испанцы решили сделать попытку.

Вся эта история долго не продлилась. Марио не сомневался, за какую страну ему играть. И дело совсем не в том, что тогда Германия была одной из сильнейших в мире, а Испания никак не могла прорваться дальше четвертьфинала ни на каком крупном турнире. Дело в том, о чем мы уже говорили – кем он себя ощущал. А ощущал он себя гражданином Германии. Да, с испанскими корнями. Но не более того.

На чемпионат мира 2006 он все-таки не попал. Но 7 февраля 2007 он дебютировал за главную сборную Германии под руководством нового ее тренера Йоахима Лева. Это был товарищеский матч со Швейцарией, и Марио сразу же отличился. Так “испанский проект” стал невозможен уже и теоретически.

За свою карьеру в сборной (а она продолжалась до 2018) Гомес сыграл 78 матчей, забил 31 гол. И знаете, что интересно? Он трижды за это время играл против Испании. Но ни разу его не включали в основной состав. В итоге, на его счету – всего 27 игровых минут против его исторической родины. И ни одного гола. Может, его боялись выставлять против Испании, чтобы он не перепутал ворота?
Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Юрий Шелест, специально для “Террикона”



Источник – tribuna.com

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *