Как Коньков в сборную Союза пробился



В истории “Шахтера” есть уникальный момент. В 1972, когда команда выступала в Первой лиге, для выступления на чемпионате Европы вызвали ее игрока. Это был Анатолий Коньков, и “Террикон” вспоминает об удивительном эпизоде…
Как Коньков в сборную Союза пробился

Коньков не был абсолютно первым представителем клуба в сборной СССР. Еще в 1958 в нее вызывался Валентин Сапронов – правда, ни разу на поле так и не вышел. В 1968 молодой вратарь Юрий Дегтерев сыграл в товарищеском матче со Швецией (2:0), но больше его тренеры национальной команды не трогали.

Другое дело – Коньков. Его карьера в сборной стартовала в 1971, и в дальнейшем он достаточно стабильно участвовал в ее играх до 1978. Всего в его послужном списке – 47 матчей за сборную СССР, 8 забитых в ней голов (он выступал на позиции сначала атакующего, а затем оттянутого назад центрального полузащитника). В общем, привычный для советского болельщика персонаж. Но в начале 1972 он таким еще совершенно не был.

В “Шахтер” он попал после того, как селекционеры команды откопали его в Краматорске – там он среди партнеров по “Авангарду” выделялся, как Пеле. Это случилось в середине сезона 1968, и до конца года он успел сыграть один матч за “Шахтер”. В следующем сезоне он сыграл 14 матчей и забил дебютный гол в Высшей лиге (кутаисскому “Торпедо” – то был феерический матч, выигранный “горняками” 6:0). В 1970 21-летний Анатолий стал игроком основного состава команды, которую только что покинул многолетний тренер Олег Ошенков (что привело к упадку и регрессу). В 1971 Коньков играл уже бессменно, будучи лидером команды, демонстрируя передовой футбол – динамичный, умный. О нем одобрительно писала пресса. В такой атмосфере его появление в сборной не выглядело сенсационным.

Первый матч за сборную Коньков провел 28 апреля 1971 в Софии – товарищеская встреча с болгарами завершилась вничью 1:1, футболист “Шахтера” отыграл с первой до последней минуты. В течение года его выставляли еще в 4 поединках: трех неофициальных и одном отборочном, на выезде со сборной Северной Ирландии (тоже ничья и тоже 1:1). Тренером сборной тогда был Валентин Николаев, в прошлом – звезда знаменитой “команды лейтенантов” ЦСКА. В 1970 он сделал армейцев великими снова после большого перерыва. За эту работу его и поставили во главе сборной. Коньков вспоминал, что Николаев был интересным специалистом со своим стилем, при нем работалось хорошо и результаты были приличные – в частности, победа и ничья с испанцами в том же отборочном цикле Евро. Правда, по какой-то загадочной причине Николаева в конце года из сборной убрали, поставив Александра Пономарева. “Почему сменили тренера – это же не наше дело. Чего там, как там происходило – в советское время это было никому не понятно”, – так комментировал назначение Коньков много лет спустя.

И вот настал год 1972-й. “Шахтер” к тому времени вылетел из Высшей лиги. Казалось, что вызовам Конькова в сборную пришел конец – из Первой лиги в главную команду страны почти никогда и никого не берут. Но Коньков выглядел настолько уместным, что о нем вспомнили. Первый матч года сборная СССР провела все-таки без него (опять с Болгарией, опять в Софии и опять братские 1:1). Но последний спарринг перед решающей фазой Евро Коньков уже провел полностью. И забил свой дебютный гол на национальном уровне – в ворота сборной Перу, так удивившей всех на недавнем чемпионате мира.

Тренеры сборной остановились на следующем варианте атаки. Впереди обязательно действовал бакинец Анатолий Банишевский и кто-то еще (например, московский динамовец Геннадий Еврюжихин, или Владимир Онищенко из “Зари”, или львовянин Эдвард Козинкевич, который еще в предыдущем сезоне был игроком “Шахтера”). Основной парой центральных полузащитников под ними был Коньков и киевлянин Виктор Колотов. Вообще, тот вариант сборной был необыкновенно пестр – в нем сошлись представители не менее десятка клубов и не менее пяти республик. Отчасти это отражало объективную реальность (гегемона в то время советский футбол не имел), отчасти, возможно, было принципиальной позицией Федерации…

В конце апреля и начале мая сборная СССР сыграла матчи четвертьфинала Евро с югославами. На выезде отстояла нулевую ничью, дома разнесла в пух и прах – 3:0 (с голами Колотова, Банишевского и Козинкевича). Коньков участвовал в обеих играх. Потом последовал унизительный разгром 1:4 в Мюнхене, в товарищеском матче открытия “Олимпийского стадиона”. Сборная ФРГ показала удивительный футбол, Герд Мюллер сделал “покер”… “Они вроде как на самолете летали, а мы все на танках ездили”, – образно описывал ситуацию Коньков, вспоминая те события.

Поражение было удручающим, но слишком уж большого значения ему придавать не стали – ведь в полуфинале Евро предстояло играть не с ФРГ, а с Венгрией, которая была вполне по силам. Вот тут-то Коньков и совершил свой главный подвиг. Матч получился тяжелым, тягучим, венгры действовали цепко и жестко. Игра у них почему-то не пошла, лидер команды Ференц Бене мало напоминал себя – но бились они отчаянно. В одном из моментов Коньков получил по колену так, что посыпались искры из глаз. Правда, это было уже после того, как он забил гол – единственный в том матче.

Это случилось на 53-й минуте после подачи углового. В штрафной венгров царил легкий хаос, и Коньков решился на удар. Мяч удивительным образом проскользнул сквозь частокол ног. Так сборная СССР вышла в финал чемпионата Европы, а Коньков стал героем большой страны, в первый и последний раз попав на обложку популярнейшего еженедельника “Футбол-Хоккей”. Еще раз напомним: на тот момент, это был представитель команды Первой лиги.

Но Конькову было не до восторгов. Колено опухло и болело, играть в финале казалось немыслимым. но, по его словам, партия (в смысле – тренеры) сказала: “Надо!” и вариантов не оставалось. Равнозначной замены игроку “Шахтера” тогда не видели. Знаменитый врач сборной Савелий Мышалов обколол колено, что позволило продержаться один тайм, не ощущая боли. Но к перерыву стало ясно: дальше так невозможно. И вместо Конькова вышел московский динамовец Олег Долматов. Вряд ли это на что-то принципиально повлияло. Соперник, сборная ФРГ, продолжал “летать на самолете” и уже вел 1:0. Без Конькова сборная СССР пропустила еще дважды и довольствовалась “серебром”. Тоже, казалось бы, вполне неплохо – в 1988 за аналогичный результат команду Валерия Лобановского осыпали комплиментами и наградами. Но в 1972 все было иначе. По воспоминаниям Конькова, атмосфера в команде царила гнетущая, в гостинице все расползлись по комнатам, как мыши.

По возвращении на родину никакой торжественной встречи не наблюдалось, обошлось и без наград. Правда, уже осенью 5 игрокам сборной все-таки присвоили звание мастеров спорта международного класса за европейское “серебро”. Конькова среди них не оказалось. Вообще, по какому принципу определяли эту пятерку, понять невозможно. Например, там был тбилисский динамовец Гиви Нодия, который в финале не играл вовсе, а в полуфинале вышел на последние 20 минут.

Конькова после Евро-72 в сборную вызывать перестали – там был взят курс на радикальное обновление состава. Через несколько лет, перейдя в киевское “Динамо”, он вернется на национальный уровень. Но это уже совсем другая история…
Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Евгений Ясенов, специально для “Террикона”



Источник – tribuna.com

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *