Конец автомобильной понополии и центр станет неважен: как коронавирус изменит города



Во время карантина города меняются: растёт дистанция между людьми, и достаточно закашляться, чтобы люди отошли от вас подальше. Кафе открыты реже, машин меньше, а дороги по ночам дезинфицируют. Велосипедисты-лихачи ликуют: на тротуарах стало свободнее.
Как меняется город в эпоху коронавируса и что из этого выйдет? Предположить попробовали участники урбанистического вебинара «Как пандемия и карантин меняют городскую жизнь?» Он был организован «Лабораторией критического урбанизма» ЕГУ совместно с «Минской урбанистической платформой», пишет сайт greenbelarus.info.
Холера убрала трущобы из центра Парижа
Covid-19 не превратит города в нечто абсолютно новое, уверен преподаватель ЕГУ, доцент Сергей Любимов. Но он усилит существующие тенденции, как происходило после большинства кризисов последнего времени.
Кризис 1929 года – Великая депрессия, нефтяной кризис 1973 года и даже финансовый кризис 2008 года – все они серьёзно меняли города. Впрочем, ни один из них не был связан с темой общественного здоровья, поэтому мы заглянем ещё дальше и рассмотрим очень известный пример – Париж барона Османа.
В середине XIX века центр Парижа представлял собой трущобы, которые экспроприировали, снесли и к 70-м годам заменили тем, что известно как центр современного города. Причиной стали эпидемии холеры, одна из волн которой была в 1849 году.
Улица Святого Лазаря и пассаж Тиволи, 1866. Фото - Charles Marville
Улица Святого Лазаря и пассаж Тиволи, 1866. Фото – Charles Marville
Сергей Любимов подчёркивает: сыграло роль то, что холера – бактерия, которая передаётся через жидкости и поверхности, причём намного сильнее вируса. Появилось больше мест торговли и публичных пространств, улучшился доступ к воде, воздуху и солнцу. Улицы расширили, а в домах сделали больше канализаций.
Тогда же укрепилась техническая роль государства в планировании пространства – оно стремилось обеспечить новый вид города, для этого подчас решая судьбу жилищ за граждан и изымая их собственность. Как ни странно, всё это совпало с индустриализацией и ростом популярности республиканских принципов.
– В имперской Франции того времени изменения были инициированы сверху вниз, во всяком случае в первые 7-8 лет. Но с конца 50-х годов она опирается на городских собственников – становится по сути республиканской, – говорит Сергей Любимов (с 1848 по 1870 во Франции происходили большие политические перемены, и Вторая республика сменилась Третьей – ред). -– Всё это важно для того, чтобы видеть причины появления пространственной формы как сухого остатка, – объясняет лектор.
Изменит ли Covid-19 отношения горожан и власти?
Если во Франции режим стал более республиканским, то что же у нас?
– Важный момент – это кризис республики в политическом плане. В последние годы много критики того, что всё приватизировано и почти не осталось социального государства – и  особенно много критики в эпоху коронавируса, – говорит Сергей Любимов.
Сергей Любимов. Фото – ЕГУ
Сергей Любимов. Фото – ЕГУ
Происходящее сейчас в городах он предлагает характеризовать словом «расщепление» (unbundling). Здравоохранение и образование становятся индивидуальной услугой, энергетическая автономность здания превращается в ценность.
Но не обязательно эти тенденции приведут к политическим переменам: ещё в конце апреля политолог из Украины Михаил Минаков предположил, что изменения из-за эпидемии могут утонуть в постсоветских реалиях «как бычок в болоте».
Будущее современного города определят существующие тенденции, среди которых платформизация (появление площадок-посредников между потребителем и создателем товара или сервиса, ярким примером являются агрегаторы учебных курсов или онлайн-рынки – ред). Почти у каждого есть даже цифровой профиль в интернете, что тоже важно, подчёркивает лектор.
Следить за нуждающимися в опеке близкими (а в некоторых странах и за нерадивыми больными гражданами) уже можно через онлайн-платформы; «Яндекс» определил индекс самоизоляции. Что же касается развития города, граждане города постепенно становятся «тестировщиками» городской среды и дают фидбэк её авторам.
И это иллюстрирует разницу между городом того времени и сегодняшним: тогда основой отношений граждан и государства была собственность на землю, сейчас – на информацию.
Например, доступ граждан к информации иногда определяет их отношение к градостроительному проекту. Фото – Анна Волынец
Например, доступ граждан к информации иногда определяет их отношение к градостроительному проекту. Фото – Анна Волынец
«Центр» может стать неважным
Можно ли ждать, что у нас изменится хотя бы способ строить города? Да, вполне.
Возможно, новый вирус уменьшит плотность населения и рабочих мест, что сейчас является важной идеей для строительства. Сделать города одновременно плотными и здоровыми – один из главных современных вызовов для архитекторов и градостроителей, считает Сергей Любимов. В то же время в коридоре от Лондона до Милана высокая плотность населения, развитый бизнес – и высокий уровень заболеваемости.
 Скриншот лекции
Скриншот лекции
Как будут строить и кто это решает? Идеи могут прийти из Азии, где сейчас много новых идей. А мир уходит от европоцентризма и от «центризма» в целом, и актуальнее не пара «центр-периферия», а «город-природа».
– Главная тенденция в урбанистике – постепенное стирание границы между городом и природой. Природа начинает рассматриваться как нечто, что требует поддержки, – говорит лектор.
Но в целом изменения придут скорее снизу, а не сверху. Сергей Любимов акцентирует, что коронавирус передаётся не так, как холера, для него надо контакт человека с человеком.
– Поэтому будет меньше фокус на публичных пространствах, чем тогда – во время создания первого модерного города XIX века в Париже, – говорит специалист.
Но он напоминает: новая форма города ещё не зафиксирована, и найти её можно, лишь отслеживая уже существующие тенденции.
Станет ли природа частью городов?
Станет ли природа частью городов?
Что читать: Келлер Эстерлинг «Сила инфраструктурного пространства» (Keller Easterling «Extrastatecraft. The power of infrastructure space»)
Перемены в городе зависят от того, влияют ли горожане
Где-то пандемия и карантин сильно переворачивают городскую жизнь, а где-то – незначительно. И, соответственно, не для всех городов это шанс на что-то новое, считает лектор Департамента социальных наук в ЕГУ, представитель «Минской урбанистической платформы» доктор Андрей Возьянов.
– Для некоторых городов это большой, чреватый проблемами форс-мажор, – говорит он. – Происходящее [на глобальном юге] пока очень далеко от того, чтобы переосмыслить  предыдущие концепты городского планирования. Так же далеко это от того, чтобы вдохновить городских жителей на новый образ жизни.
Спровоцирует ли Covid-19 новый тип городов? В теории да, на практике – мало где, считает специалист. И это зависит в немалой степени от подушки безопасности городских властей, а также от развитой культуры общественных обсуждений и того, насколько прислушиваются ко мнениям экспертов.
– И даже в Европе не везде развита такая структура гражданского участия, – говорит лектор и делает вывод, что тогда решения о переустройстве города принимает небольшая группа не самых осведомлённых лиц. – В этой ситуации шансы на промах велики.
Фото – Фото – eu.spb.ru
Фото – Фото – eu.spb.ru
Люди вернутся во дворы
Города обрастают пригородами, а центр сейчас стал «небезопасным». Группы риска избегают его посещать, в то время как молодёжь, не находясь в группе риска, продолжает активно использовать центры городов как в Беларуси, так и вне её. Это может сделать центральные районы менее престижными и более молодёжными.
В последнее время общественная жизнь перемещалась с открытых площадок в пространство торговых центров. Как будет после эпидемии? Многое зависит от владельцев, подчёркивает Андрей и добавляет:
– Мы в том климатическом поясе, где большую часть года невозможно посидеть на улице за столиком. Думаю, будет большой спрос на то, чтобы оставаться «на районе», но при этом не в торговом центре, – считает Андрей Возьянов.
Эти две тенденции ведут к тому, что жилища и дворы будут находиться в большом напряжении по отношению к центру, как считает лектор. В итоге появится спрос на разнообразие домов и дворов, но при этом денег у людей станет меньше, как и у городских властей.
– Но вряд ли города срочно выработают новые градостроительные принципы и новые серии домов – иначе не избежать роста затрат. При этом Беларусь продолжает переживать урбанизацию, и спрос на новое жильё останется. А вот платежеспособность может упасть, – говорит лектор.
Как следствие, на подъёме окажутся институции, которые умеют делать pop-up урбанизм – быстро разворачивать и сворачивать пространства, отказываться от неудавшегося и использовать временные концепты, реагируя на спрос.
– Они выиграют. А проиграют те, кто не может успеть за реальностью и ориентируется на долгосрочные планы, обновляя их раз в три или пять лет.
Фото – Анна Волынец
Фото – Анна Волынец
Делать прогнозы  – дело неблагодарное, но никто не гарантирует, что эта пандемия – последняя, заключает Андрей. И, возможно, нам сознательно придётся ещё много раз изменить города, чтобы адаптировать их к новой реальности.
Коронавирус – хороший повод положить конец автомобильной монополии
Спустя неделю после лекции «Минская урбанистическая платформа» опубликовала ещё одну рефлексию о том, как будет меняться беларусская городская среда после пандемии Covid-19.
В рамках серии публикаций про #город_после_пандемии в телеграме участники и участницы платформы будут делится своими персональными видениями города будущего. Пишет Алексей Захаров, студент-архитектор:
«Хочется надеяться, наши города получат новый стимул к развитию велотранспорта, ведь программа по стратегированию развития велодвижения в Беларуси, созданная МВО, завершилась в марте 2020 года.
Пешеходное движение сейчас переживает свой расцвет как самое надёжное средство изоляции.
В американских городах на улицах с узкими тротуарами пешеходам и велосипедистам разрешают движение по проезжей части, чтобы обеспечить необходимую дистанцию. Мне кажется, коронавирус – это хороший повод и в Беларуси положить конец монополии автомобиля на проезжей части.
Фото – Анна Волынец
Фото – Анна Волынец
Также отмечу, что возможность отслеживания информации о распространении коронавируса в реальном времени свидетельствует о потенциале GPS-данных для понимания масштабных городских процессов. Грамотная адаптация инструментов анализа таких данных позволит принимать городским властям и горожанам более взвешенные решения.
Вероятно, после пандемии в городском проектировании будут применять системы баз данных, и появится большой спрос на квалифицированных специалистов в этой области».
Анна Волынец,  опубликовано в издании Зялёны партал 



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *