ни один из 50 прокуроров не явился на последнее судебное заседание • Портал АНТИКОР


«Дело Шеремета»: ни один из 50 прокуроров не явился на последнее судебное заседание
«Дело Шеремета»: ни один из 50 прокуроров не явился на последнее судебное заседание

На последнее заседание, на котором в конце прошлой недели должна была рассматриваться апелляция на продолжение содержания под стражей Кузьменко, не пришел ни один из 50-ти государственных обвинителей.
– Национальная полиция направила в суд материалы расследования убийства журналиста …
– В конце прошлой недели следствие по делу об убийстве журналиста Павла Шеремета изменило подозрение ветерану АТО, музыканту Андрею Антоненко и врачу и волонтеру Юлии Кузьменко. Адвокат Антоненко Леонид Маслов прокомментировал изменения так: правоохранители «убрали откровенный трэш», в частности, о том, что убийство якобы было совершено из националистических побуждений и что именно детский врач привела в действие взрывчатку.
Изменение подозрения «Главкому» также прокомментировал адвокат Антоненко Станислав Кулик. Среди прочего он заверил, что не связывает последние события в деле с заявлениями президента по расследованию дела с изменениями подозрений. Напомним, Зеленский коснулся резонансного расследования на своей пресс-конференции – в частности, всю ответственность за расследование он фактически возложил на министра внутренних дел Арсена Авакова, а в случае ошибки следствия пообещал «серьезные кадровые выводы».
О том, следует ли ожидать новых обвинений по “делу Шеремета”, в интервью «Главкому» рассказал адвокат врача Тарас Беспалый. Защитник также обращает внимание на тот факт, что на последнее заседание, на котором в конце прошлой недели должна была рассматриваться апелляция на продолжение содержания под стражей Кузьменко, не пришел ни один из 50-ти государственных обвинителей. Беспалый также объяснил, по каким причинам Юлия Кузьменко и Яна Дугарь отказались от одновременного допроса.

– По данным СМИ, в тексте подозрения исчез тезис о том, что Кузьменко лично подорвала машину. А кто же теперь в этом подозревается?
– Фактически изменения такие: если раньше говорили, что в покушении замешаны три человека, среди которых Антоненко – организатор, то сейчас следствие утверждает о наличии других лиц-организаторов. Следователи ранее утверждали, что Кузьменко заложила взрывчатку, а затем, в восемь утра, ее подорвала – показывали на брифинге фотографии какой-то девушки и говорили, что это Юлия. Сейчас они изменили свое мнение. Говорят, что Кузьменко только закладывала взрывчатку, а подрывала автомобиль другая девушка.
Кроме того, из дела убрали эти «националистические идеи», пока организаторами называют третьих лиц, совершивших покушение с целью совершения акций протеста, причем ни места проведения, ни даты, ни цель акций на указаны.
– По вашему мнению, следует ли ожидать, что скоро появятся новые подозреваемые по делу?
– Нет, думаю. Считаю, что материалы по новым подозреваемым будут зарегистрированы в новом производстве и дело превратится в «вечное»: в его рамках будут долго и нудно кого-то искать. Я не думаю, что скоро появятся новые подозреваемые.
– В прошлую пятницу суд должен был рассматривать апелляцию, но не рассмотрел из-за неявки и подсудимой, и прокуроров. Почему так получилось?
– 22 мая в 12 часов в Печерском суде должно было слушаться ходатайство об изменении меры пресечения Юлии, однако Кузьменко не смогли доставить в суд из изолятора временного содержания, суд не смог организовать онлайн-связь, а самое интересное – на заседание нагло не из появился ни один из 50-ти прокуроров по делу. Судья сообщил, что и следователи, и прокуроры получили извещения о времени сегодняшнего судебного заседания.
При этом прокуратура точно знала о запланированном заседании, следователю Василию Бирко я звонил каждый день за три дня до даты заседания.
ни один из 50 прокуроров не явился на последнее судебное заседание • Портал АНТИКОР
Адвокат Тарас Беспалый (фото: https://censor.net.ua/)

– Как вам объяснили причину недоправлення Кузьменко в суд?
– Официальную причину суд не называл.
– Следователь Бирко, о котором вы упомянули с нарушением сроков направил защитникам Кузьменко и Дугарь сообщение о проведении следственных действий перед вручением измененного варианта подозрения. Как было в вашем случае?
– То же самое. Согласно Уголовно-процессуального кодекса, адвокат должен быть уведомлен за трое суток до проведения следственных действий. В нашем же случае следователь Бирко прислал на почту мне и адвокатам других подозреваемых по этому делу письмо с формулировкой: «прошу завтра появиться в ИВС (изолятор временного содержания) для проведения следственных действий». Он, во-первых, нарушил сроки извещения, а во-вторых, не указал, о каких именно следственные действия идет речь, хотя должен был это сделать.
– 23 апреля в доме Кузьменко был проведен повторный обыск. Проводились ли еще какие-то следственные действия по вашей подзащитной с тех пор?
– Несколько дней назад следователи вызвали Юлию, меня, защитников Яны Дугарь и саму Яну для проведения одновременного допроса. Мы отказались от участия в этих следственных действиях. Мы сами ходатайствовали еще в декабре, даже обращались в суд с просьбы заставить следователя сделать это. Наша цель была доказать, что версия обвинения является абсурдной и не соответствует действительности. Учитывая действия со стороны следствия, игнорирование доказательств непричастности этих лиц к совершению преступления, мы приняли решение не давать дополнительные объяснения по этому делу, а будем отбиваться уже в суде. Следователи однобоко ведут дело: с обвинительным уклоном, никоим образом не изучают доказательства, которые мы предоставляем, игнорируют нас.
– То есть изменения подозрения Кузьменко не стали результатами дополнительных следственных действий?
– Никаких новых доказательств нет. Следователи просто взяли старое подозрение, извратили его, подогнали под минимальные косвенные доказательства, чтобы подозрение выглядело более-менее адекватно. Я сейчас имею в виду не только по Кузьменко, но и по Антоненко и Дугарь.
– Что означают для защиты изменение подозрения? Вы под это корректируете стратегию защиты, предоставите новые ходатайства о дополнительных экспертиза?
– Фактически ничего не означают.
– Связываете вы изменение подозрения с заявлениями Зеленского по «делу Шеремета», прозвучавшие на его пресс конференции на прошлой неделе? В частности, фактически об ответственности министра внутренних дел за расследование, а также о «кадровых выводах» в случае, если подозреваемые окажутся невиновными?
– Связываю. Фактически Зеленский сказал, что на кону министерское кресло. Собственно, речь идет не о верховенстве права, а о состязательности двух сторон. Я думаю, именно после этого появилось стремление как можно скорее отправить дело в суд.
– Как сейчас самочувствие Юлии? Во время нашей предыдущей беседы вы говорили, что у нее гипертония, а на обследование ее не отпускают.
– У Юлии был гипертонический криз, ей вызвали скорую. Сейчас уже все в порядке. Когда она плохо себя чувствовала, ей действительно нужно было обследование, чтобы выяснить причину повышения давления. В условиях изолятора его провести нельзя. Юлию не отпускали – фактически, проблемы со здоровьем прошли сами.
По предварительной версии следствия, музыкант Андрей Антоненко был главарем преступников. Якобы он вместе с волонтеркой-медиком Юлией Кузьменко заложили взрывчатку под машину Павла Шеремета. Военная медсестра Яна Дугарь, по мнению правоохранителей, накануне покушения фотографировала камеры наблюдения. На скандальном брифинге 12 декабря прошлого года, где министр Аваков вместе со следователями обнародовал версию следствия и поспешил заявить о виновности волонтеров в покушении, присутствовал президент Владимир Зеленский.
Наталья Сокирчук,  опубликовано в издании Главком



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *