Острая нехватка денег – как медреформа ударила по украинской психиатрии




Украинская медицина находится в настоящей зоне турбулентности. Ее реформирование идет полным ходом, и, увы, без ошибок не обходится. Особенно тряхнуло сферу психиатрии.
Весной многие психиатрические лечебницы получили гораздо меньше денег, чем обычно. Некоторые — всего 14% от прошлогоднего финансирования. В итоге главврачи вынуждены были сокращать персонал и кормить больных на средства из своего кармана. А по народу пошла молва: раз лечить не на что, теперь пациенты психлечебниц будут разгуливать по улицам. Так ли это и какие еще проблемы существуют в сфере украинской психиатрической помощи?
Об этом мы поговорили с экспертами: Семеном Глузманом, психиатром, президентом Ассоциации психиатров Украины, и Ириной Пинчук, психиатром, вице-президентом Ассоциации психиатров Украины, д. м. н., директором Института психиатрии Киевского национального университета им. Т. Шевченко, пишет ВЕСТИ
Финансирование уменьшилось в два раза
По словам Ирины Пинчук, между финансированием разных медицинских учреждений, оказывающих психиатрическую помощь, возникла огромная пропасть. “Самое минимальное составило 14,4% от того, что было в прошлом году. Максимальное же — 400%. В четыре раза больше денег получила наркологическая больница”, — рассказывает эксперт.
Но все же, по ее наблюдениям, в целом финансирование большинства психлечебниц уменьшилось в два раза, по сравнению с 2019 годом. “В результате этого главные врачи вынуждены были привести количество сотрудников в соответствие с фондом заработной платы. Первым шагом стало то, что тех, кого могли, перевели на неполный рабочий день. Например, два человека работали на ставку. А теперь взяли и эти две ставки распределили на троих. На такую полумеру главные врачи пошли, потому что все-таки надеялись на то, что будет финансирование. Когда в апреле-мае денег они так и не получили, тогда были вынуждены сокращать персонал. В каждой из больниц объемы этого сокращения были разными. Например, в одной из столичных сократили детское и реабилитационное отделения. Главные врачи решали, что можно “урезать” с наименьшими рисками”, — рассказывает Ирина Пинчук.
По словам эксперта, также из реформы выпали дневные стационары. Их вообще не профинансировали, и они все закрылись с 1 апреля. “В дневных стационарах пациенты могли получить медикаменты, пройти какие-то процедуры, пообщаться, чаю выпить. Для них это была огромная отдушина, хоть какая-то занятость. А теперь это забрали”, — комментирует психиатр.
“Еще одна огромная проблема — в больницах нет нормальных серьезных медикаментов, — говорит Семен Глузман — Они есть в стране. Но, как правило, родственники наших пациентов бедные, им не за что их купить. Потому что, когда в семье есть психически больной, некогда строить карьеру и заниматься бизнесом”.
“Буйных никто никогда не выпустит”
В связи с уменьшением финансирования понятно, что пациентов тоже выписывали. “Тех, кого можно. Буйных никто никогда не выпустит, — комментирует Ирина Пинчук. — Важно также понимать: психоз — это непостоянное состояние. Он длится какой-то период. И при лечении психопатические эпизоды, как правило, проходят. Да, они могут повторяться. Но чтобы человек очень долго находился в таком состоянии — это редкость”. Так что разгуливающих по улице героев фильма “Пролетая над гнездом кукушки” вы вряд ли встретите.
“Но людей с психическими расстройствами вне стационарной системы однозначно стало больше. Ведь в некоторых медучреждениях сокращено 50% количества коек”, — говорит Ирина Пинчук.
Сколько в Украине людей страдают от психических болезней, сказать сложно. “При Ульяне Супрун был разрушен Центр статистики, — комментирует Семен Глузман. — Но известно, например, что больных шизофренией — где-то один на тысячу. Такой показатель не только в Украине, во всем мире. Он не зависит ни от климата, ни от питания, ни от чего. Это обусловлено биологически”.
Из-за недостаточного финансирования в некоторых больницах не принимают новых пациентов. “Был случай три месяца назад, когда родственники привезли достаточно острого больного. Его психиатрическая больница не приняла, хотя должна была. Скорая почему-то повезла его в отделение неврологии. И в приемном покое он убил врача, — приводит пример Семен Глузман. — Вот какой психоз происходит. Если в советские времена здоровых хватали и помещали в психушку, то сейчас явных больных не хотят туда брать”.
Лечить психически больных взялись даже там, где нет стационаров
Реформирование психиатрической отрасли медицины состоит не только в изменении принципов финансирования. Для того чтобы психиатрическая помощь была более доступной и за ней не нужно было ехать за тридевять земель, отделения для приема психически больных людей открывают в многопрофильных больницах.
“Такая практика существует во всем мире. Там при обычных больницах есть психиатрический стационар. Как правило, это отдельно стоящее здание, в котором просто меньше коек, чем в психиатрической больнице, — около 60–80. У нас же на втором этаже может быть неврология, на третьем — психиатрия, а на четвертом — хирургия”, — говорит Ирина Пинчук.
Проблема, по мнению эксперта, заключается не в том, что, придя лечить зуб, вы на лестнице можете встретить психически больного человека. “Не доказано, что опасность людей с психическими расстройствами выше, чем здоровых людей. Здоровый человек тоже может в какой-то момент стать опасным. Общество должно учиться принимать таких людей, — считает Ирина Пинчук. — Проблема в том, что этот пакет дали тем больницам, которые не имели даже стационарного отделения. То есть непонятно, как они собираются оказывать психиатрическую помощь. Приведу такой пример. В Ивано-Франковске психиатрическая больница, в которой 300 коек, получила примерно такое же финансирование, как и соматическая больница, которая не имеет стационара”.
Кроме того, не хватает и подготовленного персонала. “В психиатрических больницах врачи получали 25% надбавки к зарплате за опасность своей работы. Если же специалист переходит во многопрофильную больницу, то он будет на общем довольствии, без этих дополнительных денег. Знаю, что для семейных врачей готовят короткие курсы по оказанию психиатрической помощи. Но это же все равно что бросить их в прорубь. За рубежом семейные врачи учатся этому по несколько лет”, — говорит Семен Глузман.
Хронические больные остались на улице
Не секрет, что в психлечебницах больные могли находиться годами. “Это “хроники”, мы их называем социальными пациентами. Их не выписывали, потому что некуда: родители уже умерли, семья отказалась и т. п. А специнтернаты переполнены. Место освобождается только тогда, когда кто-то умрет, — рассказывает Семен Глузман. — Вот и получается, что психиатрическая больница становилась альтернативой этим интернатам. Потому что в Украине нет промежуточного звена: медицинских домов, общежитий, т. н. “домов на полпути”. И сейчас социальные пациенты просто оказываются на улице”.
“Важно договориться с Министерством социальной политики, чтобы они на свое финансирование взяли, например, сопровождение таких пациентов. Нельзя сокращать количество коек, не продумав, что будет с хроническими пациентами”, — считает Ирина Пинчук.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *