Последствия изоляции: пандемия коронавируса может привести к волне самоубийств



Пандемия COVID-19, похоже, идет на спад. Об этом говорит статистика. Количество новых случаев заражения в мире постепенно снижается.
Также уменьшается и число умерших больных с COVID-19. По данным на 15 мая, инфицированы более 4 миллионов 527 тысяч человек. Скончались более 303 тысяч зараженных. Выздоровели почти 1 миллион 706 тысяч пациентов. Активными остаются 2 миллиона 518 тысяч случаев. Причем в критическом состоянии находятся менее 46 тысяч больных. Это 2% от общего количества активных случаев. Если рассматривать завершенные случаи, то уровень смертности снизился уже до 15%.
Видя эту статистику, власти даже тех стран, которые вводили в марте самые жесткие ограничительные меры, теперь приступили к их поэтапной отмене. В Европе появилась первая страна, которая заявила об окончании эпидемии COVID-19. Это Словения.
Казалось бы, наконец, можно вздохнуть с надеждой и облегчением. Однако медики предупреждают о крайне серьезном и опасном побочном эффекте пандемии. Они говорят о том, что ее последствия наше общество будет испытывать еще несколько лет. Речь идет о психическом здоровье.
Наиболее ясно изложил эту проблему известный французский психиатр Клеман Гийе. Автор книги «Социология фанатов», журналист, он написал статью для журнала Slate, полный перевод которой «ФАКТЫ» предлагают сегодня. 
Последствия изоляции: пандемия коронавируса может привести к волне самоубийств 
«Изоляция невыносима, я больше не могу терпеть карантин, я этого не вынесу». Вот что сказал один из моих пациентов, обратившись на этой неделе в отделение неотложной помощи с мыслями о самоубийстве. И он не один. В конце марта, когда кризис стал распространяться по всей Германии, министр финансов федеральной земли Гессен покончил с собой. Он сказал, что «глубоко обеспокоен» экономическими последствиями эпидемии. В начале апреля врач футбольного клуба в Реймсе совершил самоубийство, узнав, что у него положительный тест на коронавирус, когда он находился на карантине у себя дома. Будет ли пандемия COVID-19 сопровождаться эпидемией самоубийств?
Этот страх разделяют авторы статьи в медицинском журнале The Lancet. «Эффект, который оказывает пандемия COVID-19 на психическое здоровье, может быть весьма значительным, — считают они. — Существует реальный риск того, что уровень самоубийств резко вырастет».
Каковы последствия кризисов для нашего психического здоровья? Приводит ли смерть, которая бродит вокруг, к самоубийству или, наоборот, она защищает нас, стимулируя наш инстинкт самосохранения? Все зависит от типа кризиса, который мы переживаем, и его воздействия на наше окружение.
Некоторые кризисы снижают уровень самоубийств. Например, периоды войны в этом плане часто оказывают защитное воздействие на население в целом. Так, согласно одному исследованию, в течение трех месяцев после терактов 11 сентября уровень самоубийств в Нью-Йорке значительно снизился.
О наличии связи между кризисами и социальными отношениями и уровнем самоубийств говорил еще Дюркгейм (Эмиль Дюркгейм (1858−1917), известный французский социолог и философ. – Ред.).
«Повышение групповой сплоченности после 11 сентября на Манхэттене и в близлежащих районах напрямую привело к снижению уровня самоубийств», — объясняют авторы упомянутого исследования. По их мнению, теракт «повысил социальную сплоченность среди жителей Нью-Йорка, в частности, благодаря решительной поддержке тех, кто очищал участок Ground Zero, и гражданских добровольцев». Чувство принадлежности к единой нации мобилизует общество и является защитным элементом.
Тот же механизм проявил себя во Франции в 1998 году, когда национальная сборная выиграла чемпионат мира по футболу. Эта победа привела к падению на 10,3% количества самоубийств, совершенных в стране за последующий месяц. Эффект проявил себя немедленно. Причем это происходило после каждого матча, сыгранного французами. Снижение составляло порой 19,9% по сравнению с ожидаемым уровнем.
Групповое единение всегда вступает в игру. «Ты никогда не будешь один», — поют фанаты английского футбольного клуба «Ливерпуль».
Но стоит ли ожидать такого же снижения уровня самоубийств, когда мы говорим о коронавирусе? Появится ли здесь достаточно сильная социальная сплоченность, о чем свидетельствует поддержка, адресованная медицинским работникам со стороны населения в целом?
Не уверен, что «война против COVID-19» обладает защитным эффектом в отношении самоубийств. Скорее, даже наоборот, если рассмотреть предыдущие кризисы в области здравоохранения. В Соединенных Штатах пандемия испанского гриппа 1918−1919 годов резко увеличила уровень самоубийств. Не так давно, в 2003 году, в Гонконге эпидемия атипичной пневмонии привела к взрывному росту самоубийств среди пожилых людей: плюс 15% для лиц в возрасте старше 65 лет. Причинами тому стали страх заразиться, нежелание стать бременем для своей семьи и особенно — изоляция. Звучит не слишком обнадеживающе для психического здоровья людей в нынешний период.
Во времена, когда почти половина человечества вынужденно находится в состоянии социального дистанцирования, изоляция становится одним из главных факторов, влияющих на рост уровня самоубийств.
«Смертельные токсины одиночества и социальной изоляции повышают риск смертности, степень их воздействия сопоставима с ожирением или курением», — предостерегает статья, опубликованная в журнале The Journal of Clinical Psychiatry.
По мнению ученых, изоляция оказывает прямое воздействие на мозг. «На биологическом уровне одиночество и социальная изоляция связаны с увеличением воспаления и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой активности — двух механизмов, вовлеченных в суицидальность», — уверены авторы статьи. Функциональная МРТ даже позволяет конкретизировать то, что социальная изоляция приводит к изменению функционирования определенных областей мозга у лиц с суицидальными наклонностями. «Человек есть общественное животное», — говорил Аристотель. Визуализация деятельности мозга это доказывает.
Психологическое воздействие изоляции уже было продемонстрировано во время предыдущих эпидемий (атипичная пневмония SARS, Эбола и т. д.). The Lancet отмечает усиление посттравматического стресса и депрессии, которое длится вплоть до трех лет после эпидемии, особенно среди людей, находившихся на карантине, и медперсонала. Способствовали появлению этих расстройств такие факторы: длительность карантина (меньшая, чем та, которую мы переживаем сейчас), страх заразиться и заразить своих близких, недостаток четкой информации, предоставленной властями, и симптомы самого заболевания. Еще один важный фактор — экономическая нестабильность, которая сопровождает кризис.
«Мы ожидаем значительное увеличение нагрузки на наших психиатров. Медицинское сообщество должно к этому приготовиться», — предупреждает The Lancet. Обычно резкий рост безработицы вызывает рост уровня самоубийств на 20−30%. Из-за COVID-19 десятки миллионов людей рискуют остаться без работы. Слишком много суицидальных факторов сложились вместе. Медицинские отчеты уже сейчас показывают, что каждое совершенное самоубийство сопровождается 20 попытками суицида.
Влияние нынешнего кризиса на психическое здоровье уже ощущается. В одном исследовании изучалось психическое здоровье бельгийцев после месяца карантина на основе опроса более 44 тысяч человек. Тревожные (20%) и депрессивные (16%) расстройства значительно возросли по сравнению со значениями 2018 года (11% и 10%). Более других пострадали женщины, а также молодые люди в возрасте от 16 до 24 лет. Увеличивают риск тревожного и депрессивного расстройств прямой или косвенный контакт с лицом с подозрением на COVID-19 или уже зараженным. Однако существуют и защитные факторы, такие как присутствие близких людей и профессиональная деятельность. Людей, которые не смогли продолжить свою деятельность, больше затронули депрессивные расстройства (22%), чем тех, которые продолжили работу (14%).
В Соединенных Штатах существует еще одна причина для беспокойства. Взрывной рост продаж оружия во время нынешнего кризиса вызывает опасения по поводу экспоненциального роста числа самоубийств с применением этого самого огнестрельного оружия. В марте 2020 года американцы купили оружия на 85% больше, чем в марте 2019 года. «Это самые большие продажи оружия, когда-либо регистрировавшиеся в Соединенных Штатах», — подчеркивается в статье, опубликованной в журнале The Annals of Internal Medecine. Журнал напоминает, что наличие оружия в доме может в 10 раз увеличить вероятность самоубийства с применением огнестрельного оружия. Такой риск распространяется на всех членов семьи. «Мы является тем обществом, которое готовится пережить эпидемию самоубийств, вызванную COVID-19», — отмечается в статье.
Мы имеем дело с беспрецедентным кризисом в области здравоохранения. Его продолжительность, а также то, что очень большая часть общества находится на карантине или в социальной изоляции, и есть тот главный фактор, влияющий на уровень самоубийств. Слишком много причин, говорящих о том, что всем нам следует серьезно отнестись к психическому здоровью тех, кто нам дорог и кто нас окружает.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *