Разумков: локдауна в Украине не будет, капитуляции на Донбассе – тоже


Позицию власти по отношению к войне на Донбассе нельзя считать капитулянской историей. Вопрос переговоров в формате Трехсторонней контактной группы, в частности назначение ее членов, курируется Офисом президента, а не парламентом.
Сейчас нельзя говорить, что власть прошла испытание коронавирусом, ведь пандемия еще не закончилась. Однако локдауна, скорее всего, не будет. 
Об этом в авторской программе журналистки Кристины Бондаренко ХристяTalk на канале “Редакция OBOZREVATEL” в YouTube рассказал председатель Верховной Рады Украины Дмитрий Разумков.
– Вы хотите быть президентом?
– На сегодня я председатель Верховной Рады. Именно здесь мы с вами находимся.
– Вопрос: да или нет?
– Я думаю, говорить, кто что хочет, мягко говоря, сегодня неправильно. Потому что у нас много того, что мы обещали и хотим выполнить. Только после года работы здесь, не выполнив большого количества задач, которые перед тобой ставило общество, рассказывать о каких-то своих будущих планах, рассказывать о том, что ты будешь делать в дальнейшем, это либо пиар, либо глупости. Я сегодня не планирую заниматься ни первым, ни вторым. 
– Что плохого в том, чтобы хотеть стать президентом?
– Я думаю, что ничего плохого в этом нет. Так же, как нет ничего плохого в том, чтобы хотеть стать председателем Верховной Рады и премьер-министром. Но для того, чтобы что-то хотеть, сегодня надо работать.
Понимаете, люди многого хотят в этой жизни, но способен ли ты…
– Вам кажется, вы способны стать президентом? 
– Я способен сегодня быть председателем Верховной Рады. Надеюсь, у меня это более или менее получается. Но в принципе это оценивать вам. И только исходя из моей работы сегодня, можно будет говорить о моем будущем.
Но если мы говорим о тех быстрых изменениях и изменчивом обществе, которое есть в Украине, рассказывать о том, что ты будешь делать через четыре года и кем ты будешь – по меньшей мере, несерьезно.
– Я скажу вам о мнении депутатов большинства, в том числе из вашей фракции. Говорят, что вы ведете свою игру. По моим источникам, в Офисе президента между собой вас называют “Конкурент”.
– Такого не слышал. В Офисе президента такого не слышал, в кулуарах Верховной Рады тоже такого не слышал.
Здоровая конкуренция очень помогает двигаться вперед всем. Поэтому если в этом плане, то сто процентов, это правильные подходы и единственное сотрудничество. 
– До какого предела можно быть командным игроком?
– Я всегда командный игрок. Но интересы команды, в первую очередь, должны отвечать интересам Украины.
– Правда ли, что на вас ориентируются около 30 депутатов и эта группа даже называется “719”?
– Я надеюсь, что больше народных депутатов ориентируется на…
– За несколько месяцев вы нарастили свою группу. 
– Да, вы же видите результаты на голосовании – 300, 320. По-разному бывает.
– Имеется в виду ваша группа.
– Не бывает своей группы.
Дмитрий Разумков, Кристина Бондаренко, кадр из программы.
– Вы как политконсультант, я как журналист понимаю, что в каждой фракции есть депутаты, которые ориентированы на определенных лиц. В том числе во фракции “Слуга народа” 30 человек ориентированы на Дмитрия Разумкова по состоянию на два месяца назад, когда я общалась с людьми, которые об этом говорили.
– Правильно – в каждой фракции. Я не знаю, о чем вы говорите в качестве ориентации на кого-то. Я уверен, что гораздо больше людей, которые будут придерживаться такой сбалансированной правильной позиции в Верховной Раде Украины. И вы видите эти результаты на табло. 
Я уверен, что вы согласитесь, нельзя сказать, что все полностью сделано правильно. Мы сами признаем свои ошибки.
– В чем неправильно?
– По тем же законопроектам. Последний пример – это избирательный кодекс. Мы его приняли. Это был тяжелый документ. К нему было много вопросов. Но даже за этот промежуток времени было два или три изменения в этот закон.
Почему? Потому что, когда ты пишешь на бумаге, возможно, все просчитано. Зал его поддержал, была достаточно серьезная поддержка всех фракций. Далее ты сталкиваешься с реалиями жизни, то видишь, что здесь надо исправить, здесь надо отшлифовать, здесь надо доработать. И вносишь новый законопроект – изменения в Кодекс, потому что это необходимо.
Плюс сегодня, к сожалению, жизнь вносит свои коррективы. Кто год назад мог прогнозировать, что будет коронавирус со всеми теми последствиями, которые мы можем наблюдать сегодня не только в Украине, а в целом мире? Глобальный кризис, глобальная пандемия, глобальные последствия, которые мы, пожалуй, еще не до конца понимаем. И многие другие вопросы. 
– Эта власть прошла испытание коронавирусом?
– Нет, потому что COVID-19 еще не закончился. И даже не власть – это испытание проходит государство. И не только государство, но и мир. Если мы посмотрим на земной шар, он будет весь красный. Где-то более яркий, где-то менее яркий. Но это будет именно так, к сожалению.
– Будет ли в Украине локдаун, как это уже сейчас делают некоторые страны?
– Я думаю, что нет. На мой взгляд, его сегодня будет невозможно ввести. Особенно с учетом выборов. Не дай бог, чтобы нам пришлось даже думать о такой стратегии.
– Правда ли, что правительство выделило 35 миллиардов из Фонда борьбы с COVID-19 частично на ремонт дорог? Кстати, Зеленский сейчас ездит как прораб по стране, открывает дороги… 
– Это дискуссионный вопрос. Дороги также связаны с обеспечением медицинскими услугами, но, когда принимался закон об изменениях в бюджет 3509, также было много дискуссий. Кто-то его поддерживал, кто-то – нет.
– Вы лично поддерживали его?
– Нет, если я не ошибаюсь, на тот момент я за это законопроект не голосовал.
– У меня как гражданина есть вопросы к нынешней власти. Это вопрос о коррупции, это вопрос относительно ведения в чем-то капитулянской политики по войне, это вопрос того, что есть много некомпетентных людей у власти. У вас похожие вопросы? И какие минусы есть у нынешней власти, по мнению гражданина Разумкова?
– Когда у вас не будет вопросов к власти или вы будете бояться о них говорить, это уже будет диктатура. Вопросы всегда должны быть, другого не бывает. 
Если мы говорим о тех пунктах, о которых вы сказали, в основном я не согласен. Если мы говорим о борьбе с коррупцией, то, к сожалению, первый крупный скандал в Верховной Раде Украины – с господином Юрченко. В отличие от того, как это происходило ранее, сегодня его точно никто не будет защищать и говорить на белое черное.
Здесь и моя личная позиция, и, я уверен, большинства народных депутатов – если человек виновен, он должен понести наказание. И защищать, вмешиваться в процесс, извините за сленг, отмазывать кого-то ни я, ни, уверен, коллеги не будут. А если будут, то в какой-то степени они становятся соучастниками.
– История о капитулянской политике Зеленского относительно войны на Донбассе…
– Вы имеете в виду то, что не было обстрелов 42 дня? Я считаю, что это не капитулянская история.
– Я имею в виду, что нельзя стрелять в ответ и так далее. 
– Я уверен, что вы слышали мою позицию по Фокину. По высказыванию, что, если Рада что-то не сделает, то она не отстаивает интересы государства и не хочет мира. Я говорил и повторяю: Верховная Рада Украины всегда отстаивала, отстаивает и будет отстаивать только интересы нашего государства. В независимости от того, кто в какой фракции. И таких 99% в Верховной Раде.
– Вы ключевой человек в украинском политикуме. У нас парламентско-президентская республика. Вы можете сказать на каком-то совещании: давайте будем принимать людей, которые входят в ТКГ по “Минску” не от…
– Я не делегировал и не предлагал господина Фокина в ТКГ.
– Собеседование могут эти люди проходить? Знаете, как спрашивают: чей Крым? Можно спрашивать – ты за амнистию или нет? Ты за что? Можно спрашивать человека, который входит в ключевую группу, которая занимается решением вопросов Донбасса?
– Я туда не подавал предложений по кандидатам, которые участвуют в ТКГ. За это направление отвечает, в первую очередь, Офис президента, он курируется именно с Банковой.
– Вы были русскоязычным до периода… Я пересматривала ваш Facebook за полтора года. По-русски, по-русски, по-русски. Затем, кажется, поездка во Львов и вы полностью перешли на украинский.
– Нет, не так. Я всегда во время эфиров и в жизни общался на русском языке. Причем, это выдумки о том, что я дополнительно изучал украинский язык в течение избирательной кампании.
Но я всегда во время эфиров использовал русский язык и говорил о том, что, если я пойду на государственную службу, я во время своей работы перейду на государственный язык, как того требует украинское законодательство.
Я думаю, все же этот вопрос искусственный, который очень часто поднимают украинские политики. Я и раньше об этом говорил, особенно во время выборов.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *