Риски украинок работающих вебкам-моделями: шантаж, тюрьма и расходы



Регулярно полиция отчитывается, что «накрыла сеть вебкам-моделей» или «порностудию». В судах часто выносят обвинительные приговоры непосредственно моделям, которые работали перед камерой. Однако сферу веб-моделинга это не уничтожает: в ней постоянно появляются новые участники.
Редакторка издания «Заборона» Анна Беловольченко рассказывает, как украинки работают вебкам-моделями, с какими проблемами сталкиваются и почему настоящие владельцы этого бизнеса почти никогда не оказываются за решеткой.
Студийная работа
Год назад 19-летняя Инна [мы изменили имя по ее просьбе] увидела объявление о поиске веб-моделей. Оно обещало «высокий доход, гибкий график работы и стабильную оплату». На тот момент Инна была студенткой, родом из небольшого городка во Львовской области. Говорит, за обучение платили родители, но на карманные расходы давали немного, потому что семья живет скромно. А денег на собственные нужды хотелось.
«Искать обычную работу? Я искала: официанткой или офис-менеджером… Но все хотели на полный рабочий день, а мне учиться в это время надо было. Села, нашла несколько сайтов, где набирали вебкам-моделей. Почитала условия, сравнила различные студии. Предварительно исследовала, что об этой сфере пишут в соцсетях, на тематических сайтах, поэтому знала, на что подписываюсь», – говорит Инна.
Собеседование девушка прошла легко. Вспоминает, что менеджер смотрела, насколько свободно девушка чувствует себя перед камерой, проверяла английский, потому что общаться нужно с иностранцами, уточняла, является ли проблемой, если клиент попросит раздеться.
Риски украинок работающих вебкам-моделями: шантаж, тюрьма и расходы
«Я человек открытый, красивая внешне, чего стесняться? Есть клиент, он хочет увидеть меня топлес, например, – окей. Я даю ему то, что он хочет, и получаю за это деньги. Все по-честному. И главное – не надо ни с кем спать, касаться чужого человека. На такое я бы не подписалась», – подчеркивает Инна.
С тех пор девушка работает веб-моделью. За месяц работы, по шесть часов в день, она зарабатывает в среднем 25–30 тыс. грн чистыми. Примерно столько же девушка отдает студии. Инна говорит, что единственное, что ее пугает, это полиция – не хотелось бы в 20 лет сесть в тюрьму из-за своей онлайн-работы.
Не вебкам, а распространение порнографии
Такого понятия, как «вебкам» в Уголовном кодексе Украины не существует. Однако обвинительные приговоры за такой вид деятельности выносят. Полиция трактует эту работу или как создание и распространение порнографии, или как торговлю людьми.
«На квартиру, где сидят, например, три девушки и работают перед камерами, влетают десять архаровцев, бросают моделей лицом в пол. Права никто не разъясняет, возможности связаться с независимым адвокатом не дают. Часто подсовывают своих юристов, заранее работают над тем, чтобы заставить испуганную девушку подписать признание», – говорит Наталья Исаева, директор благотворительной организации «Легалайф-Украина», которая предоставляет юридическую помощь вебкам-моделям.
Многие девушки, по ее словам, подписывают признание, потому что испуганы и не знают, что делать. В таких случаях помочь им уже непросто. Кроме того, человеку нужно отстаивать свое право в суде.
«Это бюрократия и долгий процесс. Приходится лишний раз проживать ситуацию, когда бросили лицом в пол, перерыли всю квартиру, родственники узнали, чем ты занимаешься, мама кричит: «Ой-ой, проститутка!». Поэтому многие просто опускают руки, платят штраф, получают условный срок и все», – объясняет Исаева.
По словам адвоката Евгения Кушнеренко, вебкам в Украине – очень противоречивое понятие. Юристы и судьи трактуют и воспринимают его по-разному.
«Чаще всего вебкам-моделей пытаются привлечь к уголовной ответственности по статье о ввозе, изготовлении, сбыте и распространение порнографии. За это могут лишить свободы на срок до семи лет. Однако в Уголовном кодексе написано, что порнографический контент должен быть зафиксирован на определенном материальном носителе: диске, флешке и т.п. Если же это онлайн-стриминг, после которого видео просто исчезает, то ни записи, ни носителя нет. Соответственно, человек может и не понести уголовную ответственность. А то, что полицейские самостоятельно незаконно снимали и записывали модель, не считается, ведь это делали они, а не обвиняемая», – разъясняет специалист.
Наталья Исаева и Евгений Кушнеренко говорят, что правоохранители обычно «накрывают» те студии, которые не договорились с ними о «крыше».
«Если организатор не заплатил полиции, СБУ, прокуратуре и т.д., к нему придут. Если назначили новое руководство у правоохранителей – с ним тоже придется договариваться. Все это деньги. Не платите – студию накрывают, и пока не договоришься, работать не дадут», – утверждает Исаева.
Риски украинок работающих вебкам-моделями: шантаж, тюрьма и расходыФото из открытых источников
Однако, по ее словам, даже если рейд происходит, самого организатора бизнеса не заключают под стражу, даже не выдвигают обвинение. Здесь все работает, как в наркобизнесе, когда все дело по сбыту наркотиков вешают на курьера. Крайней, говорит Исаева, могут сделать одну из девушек, против которой свидетельствуют другие: мол, она давала деньги, говорила, когда выходить на работу. Или козлом отпущения назначают посредника – того, кто следил, чтобы модели вовремя приходили на работу, оплачивал интернет и тому подобное. Имени владельца бизнеса модели в основном не знают, поэтому свидетельствовать против него не могут, даже если бы решились, отмечает директор «Легалайф-Украина».
Заборона обратилась за комментарием к Национальной полиции Украины. Однако по телефону нам ответ не предоставили, а на официальный запрос на момент публикации реакции не было.
Евгений Кушнеренко говорит, что в последние годы судьи все же оправдывают вебкам-моделей. Один из случаев произошел в январе этого года. Жительница Чернигова работала под ником Lilu Dalas на одном из сайтов рунета. Она не только выиграла дело в суде, но и получила 270 тыс. грн компенсации.
Суд рассматривал дело с 2014 года. О том, что девушка работает вебкам-моделью, правоохранителям сообщил один из ее клиентов. Тогда полицейские записали видео трансляции и попытались привлечь Lilu Dalas к ответственности за распространение порнографии.
Однако суд постановил, что онлайн-трансляцию нельзя считать изготовлением порнографии и заявил, что доказательств, свидетельствующих о том, что вебкам-модель совершила уголовное преступление, нет.
Работа на дому
Некоторые из вебкам-моделей работают самостоятельно, чтобы не платить кому-то процент с заработка. Еще девушки считают, что так безопаснее – вероятность, что правоохранители будут выслеживать одну конкретную модель, незначительна.
Чтобы работать на себя, нужно самостоятельно зарегистрироваться на сайте, где проводят такие стримы. Так сделала Марго [мы изменили имя по ее просьбе]. Она родом из Луганска, однако сейчас живет то в Киеве, то в Санкт-Петербурге. Говорит, что эта работа для нее имеет множество преимуществ: «Сидишь дома; работаешь, когда хочешь; сама себе хозяйка; куча свободного времени, которое можно использовать с пользой, а можно и нет – тебе выбирать; неплохой доход и мотивация учить иностранные языки».
Однако есть и минусы: реакция близких, шантаж – когда у модели требуют деньги, угрожая опубликовать ее реальные личные данные в соцсетях или, например, передать родственникам либо знакомым видео ее стрима. К тому же доход не всегда стабилен. Марго говорит, что бывали дни, когда за час она зарабатывала $200, а бывало, что просиживала перед камерой шесть часов кряду и уходила с пустыми руками.
«Когда начинала работать, врала всем. Причем для друзей придумывала одно, для родственников другое, для парней – третье», – вспоминает Марго.
Родители девушки не знают об ее истории с вебкам-моделингом и поныне. Друзьям и знакомым она научилась откровенно говорить, чем занимается: кто-то принимает, кто-то осуждает или завидует, есть и такие, которые спрашивают, как попасть в эту сферу. С парнями личных отношений у Марго сегодня нет, как и у ее подруг, работающих вебкам-моделями. Говорит, все просто поняли, что «достичь чего-то можно только тогда, когда нет бремени на плечах».
Одни девушки приходят в вебкам-моделинг, чтобы заработать. Другие – чтобы побороть комплексы и улучшить самооценку или просто ради удовольствия. Среди них – 39-летняя Юлия [мы изменили имя по ее просьбе] из Киева. Более трех лет назад она впервые провела онлайн-трансляцию.
«Попала в «тему» случайно. Поссорилась с мужем, была сильная депрессия. Думала, что его что-то не устраивает во мне, не хватало мужского внимания. Пошла к подруге, немного выпили, и она рассказала, что занимается вебкам-моделингом. Тогда я и показала себя впервые публике», – вспоминает Юлия.Чтобы трансляции были качественные, Юлия специально купила камеру, секс-игрушки, белье. Говорит, сейчас клиентам не нравится постановка, нужно, чтобы все было «как в жизни». В одном белье, по словам Юлии, долго не проработаешь, поскольку «все хотят видеть тебя обнаженной, смотреть, как ты себя ласкаешь».
«Когда стаи мужиков на тебя смотрят и засыпают комплиментами, это приятно», – добавляет она.
Деньги или анонимность
В отличие от вебкам-моделей, которые работают в студии, самозанятых девушек пугают не правоохранители, а шантажисты.
Марго, например, уже с таким сталкивалась. Говорит, что это скорее неприятно, чем страшно. Сначала – шок, паника, а через пару дней она просто стала равнодушной к ситуации, ничего не предпринимала, и шантажист исчез. Чтобы обезопасить себя, девушка удалила фотографии из своих соцсетей. Так ее не смогут отследить по снимкам.
Юлия с шантажом не сталкивалась. А для собственной безопасности, когда регистрировалась на сайте для вебкам-моделей, подделала в паспорте имя и фамилию. Работает девушка в парике и с ярким макияжем – чтобы отличаться от своего повседневного вида.
Евгений Кушнеренко отмечает: когда заходишь в этот бизнес, надо понимать, что интернет помнит все. Неправильно думать: я работала в студии три года назад, теперь вышла замуж, родила ребенка, и никто о моем прошлом не узнает.
Иногда, по словам адвоката, сайты, на которых проводят стримы модели, взламывают и сливают их данные. Иногда же вебкам-модели прокалываются сами: или случайно демонстрируют в кадре, где они работают, или ведутся на пустые обещания. Бывают ситуации, говорит он, когда клиенты обещают чуть ли не жениться – узнают личную информацию, а затем угрожают опубликовать видео с работой вебкам-модели в сети или разослать родственникам.
«Найти таких шантажистов практически нереально. Кто-то делает это ради развлечения. А для некоторых это отдельный вид бизнеса», – объясняет Кушнеренко.
Защитить сможет закон
Чтобы не было рейдов и стало меньше шантажа, следует упорядочить законодательство, уверена Наталья Исаева.
«Нужно четко расшифровать, что такое вебкам, что такое проституция. Кроме того, следует позволить людям законно работать в сфере секс-услуг. Например, если эти женщины захотят получать пенсию, то должны оформить СПД и платить налоги. Или же пойти по найму в компанию. Только так все, кто работает в этой сфере, будут защищены. И так будет проще контролировать, чтобы в сферу секс-услуг не попадали несовершеннолетние, чтобы не эксплуатировали недееспособных и т.д.», – объясняет Исаева.
Такого же мнения придерживаются и вебкам-модели. По словам Юлии, возбуждение уголовного дела за такую деятельность – это «пережитки совка». «К уголовной ответственности нужно привлекать насильников, убийц, педофилов, а не моделей», – считает она.
А Марго говорит, что вебкам-моделинг – такая же сфера обслуживания, как и ресторанный бизнес, к примеру, поэтому наказывать за работу в ней не следует.
Наталья Исаева добавляет: многие люди становятся вебкам-моделями не потому, что они плохие или им нравится нарушать закон. Они просто пытаются выжить.
Автор: Анна Беловольченко; ЗАБОРОНА



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *