С теорией заговора в голове. Почему неизлечимы сторонники Дональда Трампа



Они теряют друзей и связь с реальным миром, но упрямо держатся за свои иллюзии.
Валери Гилберт, 57-летняя писательница, окончившая Гарвард, десятки раз в день публикует пост в поддержку несостоятельной теории заговора QAnon. История этой “королевы мемов” (так она себя называет) показывает, насколько трудно будет вернуть к реальности конспирологов вроде нее. Газета The New York Times рассказала, как менялись взгляды Гилберт и как в конце концов она пришла к QAnon. Интернет-издание #Буквы публикует перевод статьи (с сокращениями).
Каждое утро Валери Гилберт, писательница, получившая образование в Гарварде, просыпается в своей квартире в Верхнем Ист-Сайде, кормит свою собаку Майло и кошек Марлену и Селесту, заваривает чашку кофе и садится за свой овальный обеденный стол. Затем она открывает свой ноутбук и начинает бороться с глобальной кликой.
57-летняя Гилберт верит в QAnon — теорию заговора в поддержку Трампа. Как и все адепты QAnon, она убеждена, что миром управляет группа педофилов-сатанистов, в которую входит демократическая и голливудская элиты, а также что президент Трамп в течение многих лет возглавлял сверхсекретную миссию по привлечению этих злодеев к ответственности.
Она делится этой ложью на своей странице в Facebook, публикуя десятки постов в день. Часто делится ссылками на сайты правого толка (как Breitbart и The Epoch Times) или мемами о QAnon, найденными в Twitter.
В один из недавних дней ее лента была заполнена громкими заявлениями против карантина, мемами с обвинениями Конгресса в “государственной измене”. Был пост, в котором Леди Гага была названа сатанисткой, и заявление, что опечатка “covfefe” (Трамп случайно написал это в Twitter три года назад) была закодированным месседжем разведки.
“Я королева мемов. Я не буду их создавать, но я делюсь мемами, которые имеют значение”, — говорит о себе Гилберт.
Валери Гилберт
Валери Гилберт
Сейчас для последователей QAnon настали времена неопределенности. Им говорили, что Трамп будет переизбран с большим перевесом, и что надвигается “шторм”: глобальная сеть педофилов будет разоблачена, а ее лидеры будут привлечены к ответственности. Но массовых арестов не было, а Трамп покидает свой пост под угрозой второго импичмента. Многие видные последователи QAnon были арестованы за участие в кровопролитном бунте в Капитолии США. Тысячи людей лишены доступа к аккаунтам в соцсетях из-за распространения дезинформации, правоохранительные органы рассматривают движение QAnon как угрозу экстремизма внутри страны.
Эти неудачи заставили адептов QAnon, таких, как Гилберт, надеяться на чудо, которое произойдет в последнюю минуту. Сегодня она верит в то, что Трамп фактически не покинет пост, а объявит военное положение, рассекретит изобличающую информацию о “глубинном государстве”, арестует тысячи членов клики, в том числе — избранного президента Джо Байдена.
QAnon, как и любое движение размером с него (а оно наверняка насчитывает миллионы, хотя определить это трудно), очень разношерстно. Некоторые его адепты потратили годы на изучение теорий заговора, другие имеют лишь смутное представление об этом.
QAnon началась с серии сообщений анонима Q, претендующего на роль высокопоставленного чиновника-информатора на 4chan, и развилась в среде крайне правых. Сейчас она намного шире и объединяет и левых, и либертарианцев, и трампистов. Это молодые и пожилые, мужчины и женщины, люди образованные и нет. Это кто угодно — дантисты, пожарные и агенты по недвижимости. Все они однажды попали в кроличью нору социальных сетей и больше из нее не вернулись.
Элитная родословная Гилберт иллюстрирует, насколько широк круг людей, попавших в рабство Q. Она ​​училась в школе Дальтона на Манхэттене, в 1980-х работала над The Harvard Lampoon (студенческая юмористическая газета) с комиком Конаном О’Брайеном. Ее история намекает на то, как сложно будет вернуть этих людей к реальности.
Вот как менялись ее посты с 2016 года:
Ноябрь 2016
Личная страница Гилберт в Facebook не использовалась в течение нескольких дней после выборов 2016 года. Затем, 17 ноября, более чем через неделю, она разместила 30 постов. Примерно половина посвящена политическим или социальным вопросам, в основном экологическим проблемам или поддержке Джилл Стейн, которая была кандидатом в президенты от “Партии зеленых”. В одном из постов была опубликована онлайн-петиция против промышленного животноводства.
2
Она также публиковала несколько приятных историй, например о том, как корова и черепаха подружились, а также рекомендовала книги на Amazon (включая свою собственную).
3
В то время г-жа Гилберт критиковала политиков всего политического спектра, включая Хиллари Клинтон, сенатора Берни Сандерса и избранного президента Дональда Трампа.
4
“Когда удовлетворение от поражения Хиллари прошло и ты вспомнил, что Дональд Трамп президент”.
Январь 2021
К 2021 году количество постов Гилберт изменилось. На следующий день после беспорядков в Капитолии она написала в Facebook 53 раза. Подавляющее большинство постов было заполнено теорией заговора QAnon и дезинформацией об осаде.
В одном из них она повторила ложные предположения, что некоторые из участников беспорядков в Капитолии были активистами антифа.
5
Некоторые из них были отмечены Facebook как ложные или опасные.
6
В течение дня Гилберт поддерживала Трампа, предполагая, что он на самом деле не уступил на выборах.
7
“Для тех, кто думает, что Трамп сдался: вы не знаете Трампа”.
Гилберт и многих других людей в QAnon привлекают не только содержание теории, но и ощущение, что ты часть сообщества, у тебя есть миссия. Новых сторонников QAnon приглашают в групповые чаты, где их сообщения засыпают лайками. Они заводят друзей, и те говорят им, что они не одинокие люди с Facebook, а патриоты, собирающие “разведданные” для праведной революции. Из-за этого социального элемента последователей QAnon вряд ли удастся уговорить отказаться от своих убеждений только с помощью логики и разума.
Несмотря на эти бредовые идеи, Гилберт написала и продает серию из 4 книг, в которых описывает себя как мистика.
Она презирает СМИ, но на интервью для The New York Times согласилась. Журналист Кевин Рус провел несколько встреч с ней. В ходе серии разговоров она рассказала, что подозревала о заговоре элит еще во времена учебы в Гарварде. Тогда она чувствовала себя неуместной среди снобов и детей богатых родителей.
Повзрослев, она присоединилась к левым, выступающим против истеблишмента. Она отстаивала права животных и поддерживала протесты против строительства нефтепровода возле Стэндинг Рок. Она была зарегистрированным демократом большую часть своей жизни, но проголосовала за Джилл Штайн, кандидатку от “Партии зеленых” на президентских выборах 2016 года, решив, что обе основные партии коррумпированы.
Путь Гилберт в QAnon начался в 2016, когда WikiLeaks опубликовал множество писем со взломанной почты кампании Клинтон. Вскоре после этого она начала видеть в социальных сетях сообщения о чем-то под названием #Pizzagate.
Справка: Pizzagate, “Пиццагейт” — теория заговора, появившаяся во время выборов 2016 года. Согласно ей, сторонники Хиллари Клинтон связаны с тайной организацией педофилов. Она возникла в результате публикации на различных сайтах и ​​в социальных сетях статей и сообщений, в которых обсуждалась возможная связь популярной пиццерии Comet Ping Pong в Вашингтоне с тайной и влиятельной организацией педофилов.
Гилберт и раньше баловалась теориями заговора, но “Пиццагейт” поразила ее, заставив подумать, что это — объяснение для догадок, которые были у нее ранее. После знакомства с теорией политические взгляды женщины резко изменилить, а посты с ссылками на петиции и фотографиями животных в ее ленте заменили публикации с правых сайтов, известных распространением фейков, и мемы о “Киллари Клинтон”.
Как и у многих стойких приверженцев QAnon, у Гилберт есть привязанность к виртуальному движению. Она говорит, что никогда не была на митингах и не встречалась со сторонниками теории лично. Гилберт работает диктором аудиокниг и редко покидает дом.
Говоря о том, возьмется ли она за оружие, чтобы отстоять идею QAnon, она сказала:
“Я цифровой солдат. Я работаю через компьютер”.
Она отрицает, что QAnon — движение, которому присуще насилие. На бунте в Капитолии она также не была и уверяет, что нет доказательств того, что его участники были сторонниками QAnon. Гилберт ошибочно предполагает, что они могли быть замаскированными антифа-активистами.
Она разочарована победой Байдена на выборах, ведь этого Q никогда не предсказывал, но ее веру в теорию это не поколебало.
“Взлеты и падения меня не смущают, потому что я понимаю, что это информационная война, пропаганда”, — сказала она.
Гилберт получала push-уведомления на свой телефон каждый раз, когда Q отправлял новое сообщение. Но Q, который когда-то присылал десятки постов в день, теперь практически исчез из Интернета: после выборов он опубликовал всего 4 поста. Внезапное исчезновение заставило некоторых адептов теории задавать вопросы. Чаты и обсуждения в Twitter заполнились нетерпеливыми последователями, которые задаются вопросом, когда же начнутся массовые аресты, и не является ли мантра Q — “доверяйте плану” — тактикой для проволочек.
Но Гилберт это не беспокоит. Для нее QAnon всегда в меньшей степени был о Q и в большей — о совместном поиске истины. Ей нравится собирать фрагменты информации, связывать их с основной идеей теории. Однажды она потратила несколько минут, объясняя, как украшение в форме домино на рождественской елке в Белом доме доказало, что Трамп отправлял закодированные сообщения о QAnon, потому там было 17 точек, а Q — 17-я буква алфавита.
Когда она решает новый кусочек пазла, она публикует его в Facebook, где ее друзья из QAnon публикуют смайлики-сердечки и поздравляют ее.
Этот элемент сотрудничества является важной частью того, что привлекло Гилберт в QAnon и удерживает ее там сейчас. Однако это сказывается на социальной жизни. Гилберт разорвала отношения со своими ближайшими друзьями много лет назад, поспорив с ними из-за “Пиццагейта”.
Она разведена, много лет живет одна, а пандемия только усугубила ее изоляцию. Она считает, что опасность COVID-19 преувеличена, и отказывается носить маску (кроме продуктового магазина, где у нее нет выбора). Ее соседи избегают ее, и она чувствует их гнев каждый раз, когда выходит на улицу.
“Меня обзывают и оскорбляют. 90-летняя женщина, которая живет в моем доме, прокляла меня сегодня”, — сказала она во время недавнего созвона с журналистом.
Гилберт настаивает на том, что она — волк-одиночка по своему выбору, но превращение в изгоя явно сказалось на ней. Она сравнивает Манхэттен с нацистской Германией и с горечью говорит о друзьях, которых она потеряла. Многие из них признаются, что скучают по ней, но не представляют, как примириться с ее нынешним состоянием.
Когда на этой неделе Байден станет президентом, а Трамп покинет Белый дом, многие адепты QAnon признают, что были обмануты. Некоторые из них спокойно откажутся от Q и перенесут свой энтузиазм на новую теорию заговора или вернутся к реальности. Другие подумают, что это доказывает, что Трамп ведет долгую игру.
Гилберт знает, что некоторые ее соратники теряют терпение. Ее ежедневный запас контента о QAnon иссякает, а любимцы среди лидеров QAnon заблокированы всеми платформами. Но королеву мемов это не пугает. Она доверяет плану Q, и будет делать это по крайней мере еще некоторое время. Она хочет, чтобы и они тоже доверяли ему.
“Будьте готовы и сохраняйте хладнокровие. Медленный и устойчивый выигрывает гонки. Сейчас мы на финишной прямой”, — написала она недавно своим друзьям в Facebook.
Чтобы не пропустить самое важное, подписывайтесь на наш Telegram-канал.



Источник – grom-ua.org

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *