Сын убитого Щербаня хочет взглянуть в глаза Ахметову




Hromadske опубликовало документальный фильм, где в расследовании Евгения Щербаня рассказывается, как акции одной из крупнейших промышленных корпораций Украины, Индустриального союза Донбасса, оказались в руках Сергея Таруты после смерти основателя Евгения Щербаня-старшего и как Ринат Ахметов получил ряд предприятий Донбасса. Об этом сообщает ЭП.
Оригинальное видео вы можете посмотреть на канале Hromadske.
Евгений Щербань – украинский бизнесмен и парламентарий 2-го созыва фракции “Социально-рыночный выбор”. Он был основателем и акционером ряда компаний, в частности Индустриального союза Донбасса, Финансист, АзовИмпЕкс. Его состояние оценивали в 500 миллионов долларов.
В 1996 году, когда ему было 50 лет, Щербаня вместе с женой Надеждой расстреляла группа убийц.
После его смерти акции ИСД оказались в руках Сергея Таруты. С 2013 года сын Щербаня Евгений проводит собственное расследование в попытке найти, куда делось наследство отца. Он утверждает, что акции ИСД были переданы Таруте незаконно.
Во время слушаний по делу об убийстве Щербаня-старшего в 2013 году одной из подозреваемых выступала Юлия Тимошенко, на момент убийства – президентом Единых энергосистем Украины. Это предприятие было одним из ключевых в цепи работы ИСД. Также подозревали экс-премьера Павла Лазаренко. Мотив – лобби ЕЭСУ.
Позже обвинения сняли. Заказчики убийства до сих пор не установлены.
Что случилось с Индустриальным союзом Донбасса?
После смерти Щербаня акции опосредованно принадлежали ему (80% акций компании), были безвозмездно переданы компании “Гефест”. Это соглашение подписал Виктор Котельников – тогдашний директор компании.
Однако сын Щербаня Евгений Щербань нашел доказательства того, что основателем компании была американская “Overseas”. 100% акций этой компании принадлежали жене Щербаня Надежде.
Так, акции “Гефеста” должны были перейти по американской линии к Руслану Щербаню, младшему сыну, чего не произошло. К процессу были привлечены только юристы ИСД и “Гефеста”, а потому отчуждение доли произошло незаконно.
Что с “Гефестом”?
Через три месяца после смерти Щербаня-старшего Ринат Ахметов встретился с сыновьями погибшего и предъявил им вроде как оставшийся долг по их в совместном с Ахметовым бизнесе отца.
Для погашения долга Ахметов хотел долю “Гефеста”, или же долю DCC (позже стала оператором мобильной связи Life).
После передачи доли Щербань-младший выяснил, что “Гефест” был основателем “АЗОВИМПЕКС”, “Азовинтекс”, “АзовТрейд” и ИСД. Так, заявленный Ахметовым долг оказался значительно меньше доли всех компаний, которые были переданы вместе с “Гефестом”.
Как появилась ИСД и при чем здесь Ахметов?
Бизнес Щербаня начинался в 90-х с ресторана “Ретро”. Вместе с партнером Юрием Дедухом они начали ресторанный бизнес, начали заниматься торговлей с Молдовой. Позже основали бизнес в металлургии. У Щербаня была идея создать промышленный узел с машиностроением, энергетикой и промышленностью вместе.
В начале 90-х ресторан “Ретро” обстреляли. Щербань и Дедух поняли, что с защитой могут помочь Алик Грек и Ринат Ахметов. Так они договорились о “защите” поставок в Россию ликеро-водочных изделий.
Позже сотрудничество олигарх будет отрицать, а следствие связь так и не установит.
Владимир Шевчук, бывший бизнес-партнер Щербаня рассказывает, что бизнесмен имел доли во многих холдингах. И в 1994 году стал членом парламента.
Соответственно, он должен был делегировать бизнес другим людям и членов семьи. Одним из тех, кому управления передали, был Тарута.
Тогда он работал на “Азовстали”, позже был назначен директором на “АЗОВИМПЕКС” и исполнительным директором ИСД.
В становлении ИСД ключевым моментом была программа “Штрипс-труба-газ”, что рассчитывалась с Единой энергосистемой за газ трубами. Только на этих трубах ИСД получил 60 миллионов долларов прибыли в 1996 году.
Полученный газ ИСД поставляла предприятиям Донецкой области, которые часто оказывались в долгах – так ИСД смог приватизировать большинство местных госкомпаний. В частности те, что сейчас принадлежат Ринату Ахметову. Оборотные средства тогда составляли более 2 миллиардов гривен (по тому курсу – 1 миллиарда долларов).
В суде в 2013 году Сергей Тарута утверждал, что к 2002 году бизнес не был прибыльным и “ничего из себя не представлял”. Однако в расследовании утверждается, что Тарута и сам получал 2% с прибыли 96-го года.
В конце фильма Евгений Щербань рассказывает, что хочет дать запуск делу ввиду всех доказательства незаконного присвоения акций. “Но перед тем я хочу встретиться с Ахметовым, задать ему несколько вопросов и взглянуть в глаза”, – заканчивает он.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *