Украденные компенсации



Украинские медики, которые находятся на передовой борьбы с COVID-19,  не могут доказать, что заразились коронавирусом на работе и получить  обещанные властью компенсации.
Почему так происходит – в материале издания LB.ua.
За период пандемии в Украине заболело ковидом более 16 000 медиков, из них 132 умерли. По закону, семьи умерших должны получить компенсацию от государства – 1 млн 576 тыс. 500 гривен, но только если будет доказано, что медик заразился коронавирусом на рабочем месте.
“Сейчас каждый врач фактически тоже находится на передовой, сражаясь за наше здоровье и жизнь, – говорил президент Владимир Зеленский в июне. – Украинские медики приравнены к украинским военным, защищающим страну на востоке. И семьи погибших врачей в недалеком будущем должны получить соответствующие компенсации”.
Впрочем, выяснилось, что получить эти компенсации будет не так просто. Даже наоборот. Хотя за период пандемии 132 медика умерли от ковида, но только в 14 случаях специальная комиссия признала, что они заразились на рабочем месте и, соответственно, семья получит обещанную компенсацию.
Нет теста – нет коронавируса
30 сентября в Почаеве умер Иван Венжинович – он лечил больных ковид. Его история: “Умер за три дня”. История Ивана Венжиновича – врача с билбордов “Дякуємо за життя”
Украденные компенсации
Фото: suspilne.media
“Он у меня мало говорил о своем самочувствии. В воскресенье, на мой день рождения (26 сентября – LB.ua) у него поднялась температура, и мы решили, что нужно поехать на рентген, – рассказывает жена Ирина Венжинович. – Я отвезла его, лаборант взял анализы, Иван посмотрел на рентген и назначил себе лечение, как своим ковидным пациентам. Он не просто понимал, а знал, что это ковид“.
Жена Ивана Венжиновича работает заведующей лаборатории в Почаевской районной больнице. У семьи двое детей – 13-летняя дочь и 20-летний сын. Он, как и отец, будет медиком – учится на 4-м курсе Львовского национального медицинского университета.
ПЦР-тест Ивана, рассказывает жена, пришел только на следующий день после похорон. Он оказался отрицательным, несмотря на то, что врач работал с ковидными больными и имел всю симптоматику ковида. Отрицательный тест означает, что компенсацию семья не получит. 
ИФА-тест тоже был отрицательным, но врач сдавал кровь на четвертый день болезни, когда антитела еще могли не выработаться.
Іван Венжинович з дружиною Іриною
Иван Венжинович с женой Ириной. Фото: realno.te.ua
– У нас закон такой – если ПЦР отрицательный, то никакой компенсации не будет. Я не могу ничего требовать, мы похоронили мужа на следующий день после смерти – 1 октября – говорит Ирина. – не жили никогда очень богато, но от помощи не откажусь – мужа и отца уже никто все равно не вернет. Это было бы справедливо, Иван полгода работал с больными ковидом, и никто из его пациентов не умер.
Бюрократический процесс расследования
В соответствии с Постановлением Кабмина №498, по выплате отвечает Фонд социального страхования. Кроме материальной компенсации семье смерти медика от ковида (если он заболел на работе) в размере 1 млн 576 тыс. 500 гривен, есть еще другие варианты выплат. Так, в случае получения инвалидности из-за ковида – 630-840 тысяч гривен (также если заразился на рабочем месте). Если медик заразился коронавирусом не на рабочем месте и умер, семья должна получить единовременную выплату – 219 000 гривен.
В Министерстве здравоохранения не знают, скольким семьям умерших медиков выплатили денежную компенсацию. Говорят – это вопрос к Министерству социальной политики и Фонду социального страхования, который непосредственно отвечает за выплаты.
В Пресс-служба Фонда социального страхования LB.ua сообщили, что по состоянию на сентябрь осуществили выплаты 14 семьям, чьи близкие-медики умерли от ковида – 1 млн 576 тыс. 500 гривен, и также 14 семьям предоставили единовременную выплату – 219,7 тыс. гривен (100 прожиточных минимумов).
Украденные компенсации
Фото: facebook / Черновицкая областная государственная администрация
Для получения компенсации должно состояться расследование с участием Государственного управления по труду, работодателя и представителей областного Фонда социального страхования. Именно комиссия принимает решение – мог ли врач заболеть на рабочем месте или нет. В порядке проведения расследования ничего не написано о необходимости иметь положительный ПЦР-тест, но на практике медики, не имевшие положительного ПЦР, не считаются больными коронавирусной болезнью. 
– Если тест отрицательный, это указывает на то, что коронавирусной болезни нет, – объясняет начальник Фонда соцстраха Сергей Таровик. – Кроме ПЦР, могут быть другие тесты – например ИФА, которые покажут, что у человека есть/были антитела уже до ковида. Скажем так, главное, чтобы был лабораторный диагноз коронавирусной болезни, потому что с него начинается расследование комиссии. Если тесты отрицательные – комиссия не заседает. Кроме того, что это должен быть подтвержден ковид, важно, где человек заболел – в быту или на работе. Если выясняется, что в быту, то дело закрывается и выплаты человек не получает.
По словам Таровик, пока Фонд соцстраха получил сообщение о заболевании коронавирусом у 13261 медработника.
Составлено 1195 актов, когда такие случаи (инфицирование коронавирусом – ред.) были связаны с производством, в том числе 26 смертельных. Также у нас составлено 3165 актов, по которым случаи коронавирусной болезни не связаны с выполнением профессиональных обязанностей, из них 57 смертельных случаев.
Председателем комиссии в ситуациях, когда медик заразился и выздоровел, является работодатель. В случае инвалидности/смерти – представитель Государственного управления труда. Сроки расследования нетяжелых последствий – 5 рабочих дней, если тяжелые – 15.
Украденные компенсации
Фото: EPA / UPG
Недостаточно доказательств
Игорь Гайда работает врачом-хирургом в Черкасской городской больнице. 30 июня от ковида умер его отец Олег Михайлович. Мужчина был заведующим хирургического отделения Второй поликлиники города Черкассы. Ему было 52. Побочных заболеваний врач не имел. За две недели до смерти, говорит Игорь, отец еще помогал ему делать ремонт и таскал бетономешалку. 
 – Отец был очень правильным в плане соблюдения всех норм: носил маски, перчатки, весной во время карантина мы не виделись, потому что он сказал: “Сейчас болезнь, лучше сиди дома”. Он ездил только на работу, и то на своей машине. 18 июня от ковида умер его родной брат – Иван, он возглавлял Львовский военный госпиталь. Отец очень переживал, у него поднялась температура, до того уже были первые проявления коронавируса: диарея, слабость, – рассказывает Игорь Гайда. – Он сдал ПЦР, сначала тест был отрицательным, потом через два дня медсестра сказала, что они перепутали – тест положительный. 25 июня отец лег в больницу, 30-го – умер. Последние два дня был в реанимации, несколько часов перед смертью – на ИВЛ.
Олег Гайда
Олег Гайда. Фото: фото с фейсбук-страницы Олега Гайды
После похорон врача была создана комиссия Гоструда Черкасской области. 
– Комиссия вынесла решение – смерть вследствие заболевания коронавирусом на рабочем месте. Через несколько дней после заседания мне снова позвонили из комиссии Гоструда и сообщили, что будут пересматривать решение, – говорит Игорь Гайда. – На мой вопрос – почему, ответили, что представитель Фонда социального страхования с предыдущим решением не согласен. 
В черкасском Фонде соцстраха мне уже раз 20 говорили: “Вы же понимаете – это большие деньги?” Я в десять раз большую сумму нашел бы, чтобы только вернуть отца. 
В августе комиссия Гоструда снова вынесла решение о том, что врач действительно заразился коронавирусом при исполнении своих обязанностей. Фонд социального страхования, по словам Игоря Гайды, вновь заявил, что у семьи недостаточно доказательств, чтобы претендовать на компенсацию: “В местном Фонде соцстраха сказали, что не согласны с решением комиссии, поскольку данных для выплаты недостаточно, и если она будет, то только после суда. Еще никаких приглашений на суд мне не пришло – жду. Три месяца дело, потому что Фонду социального страхования не хватает доказательств”.
Брат Олега, Іван Гайда, начальник Львівського військового госпіталю, помер 18 червня через ускладнення від COVID-19
Брат Олега, Иван Гайда, начальник Львовского военного госпиталя, скончался 18 июня из-за осложнения от COVID-19. Фото: facebook.com/andriy.sadovyi
“Все переболели этим ковидом, и никакой компенсации никому не дали”
Между собой медики в Facebook-сообществах обсуждают, кто болел ковидом, кто получил компенсацию. Большинство комментариев повторяются: “Я переболела, и никто ничего не выплатил”. Или: “Болела еще в июне, больничный лист до сих пор ношу в сумке – не принимают, говорят: ведется расследование, и когда оплатят – неизвестно”.
Оксана (имя героини изменено) работает медсестрой в Житомирской области, женщина вдруг заболела ковидом. Сегодня она находится дома, говорит, что “второй ковид агрессивнее первого”. Результат ПЦР-теста – положительный.
– Я уже болела ковидом весной, работала с ковидными, а единственным средством защиты была марлевая маска. Тогда мне выплатили только больничные, и то почти через 4 месяца после расследования, – рассказывает медсестра. – ПЦР-тест был положительным, но вывод комиссии был, что заболела в быту. Это надо иметь экстрасенсорные способности, чтобы знать место, где вирус проник в организм человека. Мы работаем в режиме постоянного переутомления, организм не выдерживает, а больницы реально переполнены ковидными больными. 
– Это не первый случай, медики повторно инфицируются коронавирусом, но потом комиссиям все равно удается доказывать, что это произошло в бытовых условиях, а не на работе, – говорит Оксана. – В больницах нет нормальной системы инфекционного контроля, страховок и законодательной защиты. Медиков используют сейчас, как пожарных в Чернобыльской зоне или наших ребят в Иловайске. По бумагам, все работают в терапевтических отделениях, в реальности – в инфекционных и без дополнительных выходных.
Украденные компенсации
Фото: facebook / Черновицкая областная государственная администрация
О том, что получить компенсацию медикам, которые заболели ковидом, очень трудно, LB.ua ранее также писал в тексте Ковидный бардак. Что происходит в украинских больницах:
“В одной из больниц нашей области санитарка пришла на работу и почувствовала, что ей плохо, – рассказывает Иван. – Ее руководитель сказал: “Не выдумывай, иди работай”. Через некоторое время ей стало еще хуже, она оставила рабочее место, поднялась на другой этаж в реанимацию, сказала: “Мне плохо, помогите!” – и потеряла сознание. Вся реанимация оказывала ей помощь, а потом выяснилось, что санитарка ковид +. И все реанимационное отделение от нее заразилось. Так вот, главный врач пытался доказать, что они заразились не на рабочем месте, а в маршрутке. Хотя часть из них вообще не ездит в маршрутках. Но если заразились в больнице, значит, руководство должно было, но не организовало надлежащие меры безопасности. Поэтому главные врачи костьми ложатся, чтобы не подтвердили факт заражения на рабочем месте. Так что компенсацию получить невозможно. И в этой истории никто ее не получил”.
В Управлении здравоохранения Волынской области на журналистский запрос LB.ua сообщили, что по состоянию на октябрь 2020-го от коронавируса умерли 5 медработников, в четырех случаях завершено расследование. Из них, согласно выводам комиссии, только один случай связан с инфицированием на работе. 
Мы решили поискать волынских медиков, которые переболели и получили/не получили деньги (в ответе на запрос, конечно, не указаны имена, но указаны места работы). В регистратуре Волынской областной клинической больницы на вопрос LB.ua о том, есть ли инфицированные медики, женщина почти со смехом ответила: “Девушка, я вас умоляю, у нас почти все переболели этим ковидом, и никакой компенсации никому не дали, что вы как ребенок малый”.
Приймальне відділення N1 Волинської обласної клінічної лікарні
Приемное отделение N1 Волынской областной клинической больницы. Фото: vokl.com.ua
Наталья Шимкив,  опубликовано в издании LB.ua 



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *