В чем разница между Площей и Майданом



… Эти и целый ряд других шагов надо немедленно принимать, потому что мы в очень сложной ситуации, однако такие оперативные действия могут привести к тому, что Путин не сможет зайти на территорию Беларуси.
Позиция ЕС, Украины, Польши, Литвы и НАТО с категорическим содержанием могла бы остановить его. Если этого не будет, возникнет угрожающая ситуация, в первую очередь, для безопасности Украины.
Во многих городах соседней Беларуси продолжаются массовые протесты граждан, не желающих мириться с политическим режимом Александра Лукашенко, отмечает газета  “День“. Аргументы в виде социально-экономической стабильности больше не устраивают белорусов, особенно молодежь, которая родилась и выросла во времена постоянного президента Лукашенко (правит 26 лет). После объявления результатов выборов в минувшее воскресенье, люди ежедневно выходят на улицу, чтобы отстоять свои политические права, требуя Лукашенко уйти. В ответ правоохранительные органы специального назначения жестоко разгоняютбьют и задерживают людей, используя светошумовые гранаты, дубинки, резиновые пули, водометы, автозаки и тому подобное. Известно о двух погибших, а также о сотнях раненых и более шести тысяч (вдумайтесь) задержанных.
Кроме этого, появилась информация, что в Беларуси, по данным сервиса Flightradar, который позволяет в режиме реального времени наблюдать за самолетами во всем мире, 12 августа приземлился спецборт Воздушно-космических сил России, сообщает Informnapalm. Это Ту-134АК – самолет с салоном повышенной комфортности на 24 места. Кроме этого самолета с бортовым номером RA-65690, в Минск также вылетел другой российский борт с номером RA-65992. Через три часа второй борт вылетел в обратном направлении в РФ. В соцсетях обсуждают несколько версий относительно спецрейса RA-65690. По одной из них, борт перебросил российских снайперов или оружие, которое будут использовать против протестующих в Беларуси. Также предполагают, что спецрейсом заберут боевиков ЧВК Вагнера, которые ранее прибыли в Беларусь группами и одна из которых была задержана КГБ Беларуси. Сторонники третьей версии считают, что этим спецрейсом Россия выполнит обе упомянутые задачи.
Несмотря на критические в последнее время заявления Лукашенко в адрес России, в том числе о задержании 33 «вагнеровцев» в Беларуси, эти две страны все равно остаются союзными. Ведь действует соответствующее соглашение еще с 1997 года, предусматривающее конфедеративный союз Российской Федерации и Республики Беларусь с поэтапно организуемым единым политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, юридическим, гуманитарным и культурным пространством. И несмотря на то, что Лукашенко на протяжении многих лет не поддавался на давление Кремля, который заставлял его пойти на полную интеграцию (по сути, аншлюс Беларуси), поэтапная организация единого пространства все равно продолжалась. Соответственно сегодня на территории Беларуси Москва имеет достаточные возможности, чтобы вмешиваться в ситуацию и в случае необходимости «наводить порядок» так, как они умеют.
Здесь уместно вспомнить бывшего председателя Службы безопасности Украины Валентина Наливайченко, который неоднократно заявлял и даже свидетельствовал в Генпрокуратуре Украины о том, что к расстрелам на евромайдане причастна Россия и что на украинской территории действовали группы российской ФСБ (в частности, снайперы) и советники президента России Владимира Путина.
Действия белорусских и, не исключено, что и российских спецназовцев (присутствует жестокий московский почерк) еще больше возмутили белорусов. Несмотря на избиения и задержания протестующих, на тотальную пропаганду и блокировки интернета, люди все больше и больше выходят на улицу. Типичная ошибка авторитарных и тоталитарных лидеров – жестоко подавлять любое выступление граждан, получил обратный эффект – пока протестует уже не только молодежь, но бастуют рабочие крупных и малых предприятий. Беларусь действительно восстала. И в эти дни многие в нашей и других странах проводят параллели с украинским евромайданом 2013-2014 гг. Конечно, есть общее и отличное, но сами белорусы – не Лукашенко, потому что он открыто заявляет о перевороте и «майданутых», а часть протестующих, говорят что у них не Майдан, а Площа. 
В чем разница между Площей и Майданом
ФОТО РЕЙТЕР
Возникает вопрос – можно ли сравнивать эти два явления массового протеста? Чем они отличаются? Например, интересно – как белорусские протестующие относятся к России?.. Для украинцев во время евромайдана, особенно после военной агрессии, – это враг, а для белорусов? Или если кое-кто считает, что в Украине был переворот, то к чему стремятся сейчас белорусские протестующие? И вообще – каков имидж украинцев в глазах белорусов? У нас хорошее отношение к ним, а у них к нам? То есть они знают о нас, а мы о них? Какие у нас общие страницы истории?
«Для меня сейчас стоит вопрос: решится ли Путин ввести сейчас войска в Беларусь?»
Роман Бессмертный, народный депутат II, III, IV, V созывов, посол Украины в Беларуси в 2010-2011 годах:
– Сравнение сегодняшних событий в Беларуси с ситуацией в Украине в 2013-2014 годах некорректно. Потому что вопрос выборов, как таковой, в Украине решался в 2004 году, а в 2013-м – вопрос курса Украины. Для белорусов сейчас решается вопрос гарантий права выбора. Все эти 26 лет у белорусов выборов не было. Задайтесь вопросом: по предварительным данным, обнародованным Республиканской избирательной комиссией, за Лукашенко проголосовало 82% населения, и где они сейчас на улицах? Понятно и очевидно, что это было вершиной фальсификаций. Поэтому люди вышли с протестами. Понимаю, что украинцы сейчас далеки от Минска, потому что всегда хуже прочих знаешь соседа.
Для меня уже очевидно, что Лукашенко не удержит власть. Поэтому молчание украинского политического руководства сейчас, как минимум, странно. Уже все высказались в поддержку людей, проведение честных выборов, а Киев молчит. В ситуации, когда были нарушены все политические права граждан, продолжается то, что Украина переживала уже трижды, а именно бои между спецназом и обществом, где мы знаем ответ на этот вопрос, молчание выглядит как предательство.
Во-первых, наличие среди подавления протестующих российского спецназа уже снято и подтверждено. Для меня сейчас стоит вопрос: в каком количестве присутствует российский спецназ? А также: решится ли Путин ввести регулярные войска. Почему я настаиваю на активной позиции Украины, соседей, инициирования рассмотрения этого вопроса в международных организациях? Потому что от этого будет зависеть, удастся ли остановить агрессивные действия Путина против Беларуси.
Белорусы борются за свою независимость и за свое право выбирать, для них неприемлемо любое вмешательство во внешние дела, как для нации, которая во время этих событий сформировалась, самоидентифицировалась как таковая, что готова отстаивать право на свободу.
Последние 7 лет СМИ Беларуси были под полным контролем Москвы. Если бы человек находился в Беларуси несколько часов, включив телевидение или радио, то понял бы, что во Вселенной есть два врага: первый – украинец, и он главный враг, второй – какой-то вирус. Понятно, что Кремль очень хорошо обрабатывал мозги белорусов, но несмотря на это, оппозиционные политики, национально-демократическую среду, относятся к украинцам с симпатией и позитивом, и после начала войны поддерживали и поддерживают Украину. Не говоря уже о примерах Николая Ильина и Михаила Жизневского, погибших в борьбе за Украину.
В нынешней ситуации Украина должна сделать несколько обязательных вещей со своей стороны, чтобы показать, что наше государство поддерживает белорусский народ. С моей точки зрения, того, что высказано Зеленским, мало, чтобы очертить позицию нашего государства по этому вопросу.
Украина должна была одной из первых скоординировать позицию Литвы, Польши и Украины в заявлении Люблинского треугольника. Должна была инициировать рассмотрение вопроса по Республике Беларусь в Совете Безопасности ООН; далее, вместе с Польшей и Литвой инициировать рассмотрение ситуации в Беларуси в ОБСЕ. Украина вместе с Польшей и Литвой должны инициировать рассмотрение этого вопроса в Совете Европы. Предлагать Польше и Литве инициировать рассмотрение этого вопроса не только на уровне Совета министров иностранных дел ЕС, а на уровне глав государств ЕС. Украина, как страна, которая контактирует в рамках Нормандской четверки, должна начать диалог с французами и немцами по вопросу Беларуси, у нас тысячи километров общей границы, поэтому в случае агрессии России в Беларусь, у Украины возникает еще одна опасность, которой будет трудно противостоять .
Технологически и организационно это очень несложно делается, тем более, что все эти годы, находясь в состоянии войны с РФ, Украина не раз инициировала подобные шаги. Ситуация, в которой Совет Безопасности рассматривает введение закона о языке в Украине и не рассматривает нынешнюю ситуацию в Беларуси, выглядит, мягко говоря, странно. Это тот минимум, который надо было делать.
Теперь коротко о том, что надо оперативно делать: готовиться к нескольким возможным вариантам развития событий. Вариант №1 – Лукашенко слетает, в таком случае нужно предлагать идею переходного правительства, как содержательную, с необходимостью со временем провести выборы. Нужно готовить официальные письма с такой идеей, вплоть до того, чтобы выйти с предложением сформировать в составе литовско-польско-украинских представителей группу, которая бы гарантировала этот переходный период. Сейчас надо немедленно менять миграционную политику, потому что возможен второй вариант, когда Путин зайдет в Беларусь. Это означает, что протестующие будут потоплены в крови. Поэтому надо закрыть границу, думать о механизмах предоставления убежища и гражданства, что даст гарантию того, что при любом развитии событий, люди, чья жизнь будет под угрозой, смогут спастись. Надо быть готовым оказать гуманитарную помощь, потому что четвертый день идут протесты, третий день продолжается забастовка, в частности, на БелАЗа (Белорусский автомобильный завод), БМЗ (Белорусский металлургический завод) и др. Что такое БелАЗ? Это предприятие, у которого заказы на десятки лет вперед, бюджетообразующее, сегодня таких в мире единицы. Если такое предприятие останавливается (ведь рабочие вышли с требованием честных выборов, а не зарплаты или условий труда), тогда фактически, за два дня Минск остановится. Неделя такого состояния – кризис. На этих угрозах не только не акцентируют, их даже как проект не видят. Украина зависит более чем на половину от поставок горюче-смазочных материалов из Беларуси. Перспектива развития ситуации может привести к тому, что остановится Мозырский нефтеперерабатывающий завод, тогда Украине придется решать для себя этот вопрос. Если украинское правительство и глава государства не думают о том, что происходит в соседнем государстве, то стоит подумать хотя бы о себе.
Эти и целый ряд других шагов надо немедленно принимать, потому что мы в очень сложной ситуации, однако такие оперативные действия могут привести к тому, что Путин не сможет зайти на территорию Беларуси. Позиция ЕС, Украины, Польши, Литвы и НАТО с категорическим содержанием могла бы остановить его. Если этого не будет, возникнет угрожающая ситуация, в первую очередь, для безопасности Украины, но с моей точки зрения, в большей степени для Европы и Евросоюза.
Сегодня уже говорят о том, что Лукашенко была куплена резиденция под Шанхаем и его там ждут, понимаете, что это значит? Дыма без огня не бывает, то есть ситуация на грани. Есть Лукашенко, нет предложений, шагов по стабилизации – что тогда будет? Страна находится в рамках союзного государства с РФ. Подписано соглашение о взаимопомощи с министерствами внутренних дел, они обмениваются военными соединениями и корпусами. Поэтому ситуация крайне серьезная.
«Значительная часть протестующих не видит Россию агрессором, но и не хотят идти в российский нарратив»
Игорь Тышкевич, эксперт программы «Международная и внутренняя политика» Украинский институт будущего:
– Я бы не стал сравнивать протесты в Беларуси с событиями на Майдане. С одной стороны, общим является то, что ядром протестов является молодежь и городской средний класс. Однако если посмотреть на саму структуру протестов, проявления совсем другие. Протесты пока не имеют субъекта, который был бы выразителем их интересов. Также есть самоотстранение тех, кто мог бы стать таким субъектом, кандидатов в президенты Беларуси. Процесс выхода протестов за пределы одной социальной группы начался только в четверг, будет ли он продолжен – сказать нельзя. Пока нет попыток создать единый подконтрольный центр представителей белорусских элит, в том числе провластных. А это то, что мы видели от тех же олигархов в Украине в 2014-м, но такого процесса в Беларуси пока нет.
Если мы говорим о нынешней фазе, то людей бьют внутренние силы, скорее всего там пока нет российского спецназа. Информационное сопровождение достаточно интересное, потому что РФ работает сразу со всех сторон. Предлагает Лукашенко поддержку, в том числе и силовую, одновременно с помощью своих медиа-ресурсов пытается держать градус напряжения у оппонентов Лукашенко. России выгодно ослабление белорусской стороны в переговорах и принуждение Беларуси идти по пути прогресса союзного государства, по крайней мере, в экономической интеграции в РФ.
Белорусы не воспринимают Россию просто как врага. Однако интересна социология, которую давала российская сторона: более 50% было за интеграцию с Россией. Однако, если спросить: что вы понимаете под «интеграцией», большая часть населения скажет, что это увеличение товарооборота между государствами. Если поставить вопрос о совместной налоговой и таможенной политике, то тех, кто выступает за это, уже не более 12%, если говорить о политическом контексте, их не более 7%.
Значительная часть протестующих не видит Россию агрессором, но и не желают идти в российских нарративах.
Пока это в основном протесты против фальсификаций и за новые справедливые выборы, не более того. Кардинальных требований пока нет, будут ли они дальше – сложно прогнозировать. Тем более, что субъекты протеста отсутствуют. Есть попытки координации, где-то треть акций имеет организационную часть, но это даже не половина.
Базовое отношение белорусов к украинцам как к нации – теплое. Однако с точки зрения опыта, белорусы более рациональны. Когда украинцы думают сердцем, белорусы попытаются подумать о завтрашнем дне. Лукашенко поэтому частично удалось вложить белорусам в головы, что пример Украины – не тот, которому стоит подражать. Здесь речь идет не столько о смене властей, сколько о том, какая политика была после Майдана в Украине.
Иван Капсамун, Алиса Полищук;  опубликовано в издании  День



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *