В украинской казне пусто: что будет делать власть




На едином казначейском счете не осталось средств, и это значит, что правительство вновь прибегнет к секвестру бюджета.
На едином казначейском счете Украины не осталось средств, в связи с чем правительство перешло на ручной режим финансирования бюджетных расходов. Об этом изданию сообщил информированный источник, близкий к правительству.
«С понедельника (9 ноября) казначейство не проплачивает незащищенные расходы», — сказал собеседник издания.
Напомним, Единый казначейский счет (ЕКС) — это счет, который открыт Государственной казначейской службе в Национальном банке Украины (НБУ) для проведения расчетов в системе электронных платежей.
В бюджете есть так называемые защищенные статьи, к которым относятся пенсии, социальные выплаты, зарплаты бюджетников. По ним, якобы, выплаты осуществляются, однако в условиях жесточайшего бюджетного дефицита вероятны задержки и с ними.
Впрочем, Пенсионный фонд (ПФ) получил из бюджета заем на 63 миллиарда гривен. Это значит, что, скорее всего, пенсионеры получат свои деньги в срок. Однако, учитывая хронический дефицит ПФ и нарастающий долг перед бюджетом, включая предшествующие годы (по состоянию на 1 октября, он превышал 65 миллиардов гривен), на возвращение этих денег в государственную казну рассчитывать не приходится.
Нынешняя ситуация отчасти похожа на то, что происходило примерно год назад. В середине декабря 2019 года правительство Алексея Гончарука фактически «заморозило» финансирование незащищенных расходных статей бюджета, осуществив таким образом бюджетный секвестр.
Но сейчас ситуация хуже, чем год назад. Об этом говорит источник издания, однако в этом можно убедиться даже на основании официальных данных. Так, по состоянию на 1 октября 2019 года, на ЕКС было 61,6 миллиарда гривен, а на 1 ноября – 53 миллиарда гривен. При этом на 1 октября 2020 года остатки на казначейском счете составляли всего 21,3 миллиарда гривен, а к 1 ноября они сократились до 15 миллиардов гривен. Сейчас же на нем «ноль» или около того.
Маленькая катастрофа
Но насколько все действительно серьезно?
По словам эксперта Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Егора Кияна, остаток на едином казначейском счете – это свод данных на определенный период времени. «Он не является статичным, он может меняться: сегодня на нем одна сумма, завтра – другая», — сказал он.
Соответственно, отметил специалист, если даже ЕКС «вышел в ноль», это еще не значит, что ситуация катастрофична. «Но нужно смотреть в динамике – если на казначейском счете «ноль», и он сохраняется долгое время – неделю-две, тогда это – уже маленькая катастрофа. Это значит, что доходов получили меньше, чем рассчитывали, но уже успели деньги с этих доходов (планировавшихся) растратить», — добавил он.
И проблема состоит в том, что в этой ситуации не хватит средств на финансирование других расходов: «Наше правительство любит транжирить больше, чем зарабатывает, и приоритеты сейчас у правительства, к сожалению, определены неправильно. У нас воплощается в жизнь девиз «Дороги впереди планеты всей», и, возможно, этот подход как раз и отражается сейчас на едином казначейском счете».
Кто виноват
Как отметил в разговоре с изданием экономист, финансовый аналитик Алексей Кущ, ситуация с дефицитом средств на едином казначейском счете была абсолютно прогнозированной. «Нынешнее правительство вошло в осень голым и босым, поскольку, как в басне, «лето красное пропело», — сказал он.
По его словам, украинских политиков убаюкала летняя бюджетная стабильность – тогда денег на казначейском счете было достаточно много (на 1 июля 2020 года было 75,7 миллиарда гривен), что объяснялось вполне простыми причинами. «Бюджет наполняли непродуктивными источниками – весной единоразовым платежом была получена прибыль Национального банка, хотя обычно НБУ растягивал выплаты прибыли несколькими траншами в течение года. Кроме того, забрали деньги у государственных предприятий в виде авансовых платежей и дивидендов, даже у «Укрпочты», которая обычно просит дотации, забрали несколько сотен миллионов гривен», — рассказал Кущ.
Первый (и пока единственный) транш Международного валютного фонда (МВФ) по новой программе в размере 2,1 миллиарда долларов, полученный в июне, был направлен на валютный счет Министерства финансов. Также, по словам эксперта, за счет размещения облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ) были привлечены средства банков, прежде всего, государственных.
«Таким образом, из непродуктивных источников было получено приблизительно 240 миллиардов гривен», — резюмировал он.
Но при этом Минфин в июле досрочно погасил внешним кредиторам 800 миллионов долларов (более 22 миллиардов гривен), а в августе выкупил ВВП-варранты на 320 миллионов долларов (почти 9 миллиардов гривен), всего – порядка 1 миллиарда долларов или около 30 миллиардов гривен. В сентябре же правительство выплатило рекордную единоразовую сумму по долгам – 2 миллиарда долларов.
«То есть суммарно – это около 3 миллиардов долларов (более 80 миллиардов гривен). Эти деньги, думаю, были бы сейчас нелишними», — отметил специалист.
Что делать
При этом у государства ресурсы есть, и они немаленькие, считает Алексей Кущ. В частности, по его словам, есть 26 миллиардов долларов золотовалютных резервов НБУ: «Зачем сидеть на этой куче «золота» как «собака на сене» в условиях кризиса? Резервы должны накапливаться в период роста и тратиться во время кризиса».
Как крайняя мера, добавляет он, у государства есть эмиссионный механизм – «просто выгодополучателем эмиссии нужно сделать не внешнего кредитора, а простых людей» (многие экономисты выступают против денежной эмиссии, считая, что она приведет к ускорению инфляции и девальвации гривны – издание).
Егор Киян, в свою очередь, считает, что у властей осталось очень немного вариантов, чтобы хоть как-то исправить ситуацию. Во-первых, это – заимствования, в частности, через размещение все тех же ОВГЗ: «Деньги от этих займов сразу же наполнят казначейский счет, и это станет некой гарантией того, что правительство, по крайней мере, сможет выплатить пенсии и тому подобное».
В этом варианте плохо то, что сейчас экономика падает, а потому речь идет не об эффективном вложении этих средств, а о элементарном затыкании дыр. Соответственно, общая долговая нагрузка государства вырастет.
Еще один вариант – сокращение расходной части бюджета и «заморозка» ряда проектов. «То есть, такой небольшой секвестр», — пояснил Киян.
Но в результате могут пострадать те проекты, которые не стоило бы «замораживать». Речь, в первую очередь, о проектах, которые частично финансируются за счет кредитов международных финансовых институтов (многие региональные проекты финансируются, например, Европейским банком реконструкции и развития). «Получается, что это задевает наших партнеров, и в следующий раз заем можно уже и не получить», — отметил эксперт.
Кстати, с одним из таких проектов недавно произошел скандал – Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) заподозрил махинации с тендером на проекте ремонта автодороги Киев-Одесса, в котором банк участвует финансово. Такие скандалы, разумеется, только ухудшают репутацию страны, что существенно усложняет получение действительно важных кредитов.
Очередная десоциализация
И последнее. Ситуация с пустыми казначейскими счетами может стать прелюдией к очередной десоциализации украинского общества на подобие того, как это было в 2015 году, считает Алексей Кущ.
По словам эксперта, нынешней зимой население ожидает, вероятно, наиболее значительное повышение коммунальных платежей – не только на газ, но и на холодную и горячую воду, отопление, содержание домов, вывоз мусора.
И происходить это будет на фоне жесткого урезания социальных стандартов. «Увидят это украинцы уже в следующем году», — резюмировал Кущ.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *