Запад влияет на Россию гораздо сильнее, чем Россия на Запад, – СМИ




Многие сравнивают ситуацию в Беларуси с Украиной, опасаясь, что Кремль Минск не отпустит. Но в Украине Россия, получив Крым, потеряла все остальное и вдобавок испортила себе репутацию. А вот модель западного общества оказалась очень прочной как политически, так и экономически.
Когда демонстрации в Минске в августе достигли своего пика, среди западных экспертов по России пошли разговоры, что Москва никогда не отпустит Беларусь. Путин скоро отправит туда бронетанковые войска. Население обширных лесов вдоль Днепра живет не в европейской стране, а в российской буферной зоне, которая в любой момент может начать расширяться на запад.
Они верны себе. Когда жители Киева рисковали жизнями, чтобы сделать Украину европейской страной, выводы звучали точно так же: «Ничего не получится, ведь исторически Украина была российской землей, что и доказали российские войска в Крыму и Донецке». Они считали, что европейская мягкая сила, которая заставила народы вдоль далекого побережья Каспийского моря мечтать о правовом государстве и рыночной экономике, проигрывает жесткой российской, пишет ПМ Нильссон на страницах шведского издания Dagens Industri.
Но на самом деле в Украине произошло противоположное. Россия получила Крым, но потеряла остальную Украину. Европейская мягкая сила одержала убедительную победу. После того как киевские власти много лет колебались между Востоком и Западом, Украина, наконец, со всей определенностью пожелала оказаться подальше от Москвы.
То же самое происходит в остальной Европе. Западные европейцы охотно говорят о России как о мощном разуме, преуспевающем и в большом, и в малом. России приписывается невероятная способность влиять на Запад. Утверждается, что Москва подтолкнула британцев уйти из ЕС, а российские тролли решают, какие тексты будут публиковаться в разделе «Культура» шведской газеты Aftonbladet.
Но на самом деле за последние десять лет Россия только испортила себе репутацию в Европе, и это имеет гораздо большее значение, чем российские кампании влияния. Путинский режим отчасти преуспел в своих планах модернизации страны, но ему не удалось сделать Россию европейской державой, потому что его поведение просто ужасает. Зато Запад сейчас влияет на общественную жизнь России гораздо сильнее, чем Россия — на немецкую, французскую или шведскую. Будни москвичей полны европейских и американских брендов. А вот в Берлине, Париже и Стокгольме никто не знает ни единого российского предприятия, кроме поставщиков газа.
То же самое сейчас происходит с Китаем. Западные интеллектуалы уже десять лет фантазируют, как китайцы захватывают власть в мире и ставят под угрозу политическое и моральное существование Запада. Китай, говорят они, никогда не станет демократией, напротив, демократиям угрожает китайская модель.
Но важнее всего, что возврат Си Цзиньпина к более авторитарному правлению и разгул насилия в Гонконге постепенно приводят к уничтожению глобальных возможностей Китая. Китай настроил против себя весь мир. Те, кто еще остается у него в друзьях, — государства-изгои, оказавшиеся в изоляции.
Можете говорить что угодно о Трампе, но он правильно делает, что выкручивает руки Пекину, и следующая администрация будет делать то же самое. Европа принимает законы, чтобы защититься от китайских инвестиций. Службы безопасности разных стран одна за другой предостерегают против письменных контактов с китайскими предприятиями. Huawei, первая добившаяся глобального триумфа китайская компания, рискует своим местом на международном рынке из-за дурной репутации своей страны.
Общественная модель, которую иногда называют Западом, демократией, правовым государством и рыночной экономикой, оказалась неожиданно устойчивой в условиях экономических кризисов. Даже сейчас, когда экономика подвергается жесточайшим испытаниям со времен Второй мировой войны, и ВВП стремительно несется вниз, словно по крутой лыжной трассе в горах Северной Италии в феврале, эта модель остается стабильной. Экономика на 90% продолжает функционировать. Предприятия находят новые цепочки создания стоимости.
Левые каждый раз надеются на крах, и с лихорадочной радостью наговаривают на глобальные рынки, но фондовая биржа всегда, даже в кризисы, демонстрирует, что мы движемся к лучшим временам.
Есть все основания сохранять уверенность в себе на арене международной политики. Нашу клевету против собственной политической модели можно понять только в свете обычной ненависти к себе левых. Если уж больше нечего надеяться на социалистическое будущее, так давайте хотя бы во всем вредить либеральному обществу.
Британский референдум, новые схемы размещения книг на шведском в библиотеке Сёльвесборга, правое большинство в парламенте — все это угрожает либеральному обществу, и если мы сами не упадем в бездну, то придут русские, китайцы и обитатели польских деревень, чтобы нам в этом помочь.
Министр юстиции Швеции настолько боится и самоуничижается, что усматривает экспансию фашизма в совершенно законных требованиях депортировать иностранных преступников-рецидивистов.
Все как раз наоборот. Общественная модель западного общества оказалась очень прочной как политически, так и экономически. Демократия и политическое представительство усмиряют и приводят в более цивилизованный вид одну популистскую проблему за другой. Европейские коммунисты стали в конце концов демократами. Движения «зеленых» признали рыночную экономику. Сейчас ведется работа, направленная на то, чтобы сделать более цивилизованными европейский ислам и правых популистов, и успехов на этом поприще достигнуто уже очень много. Важнее всего реформировать американских республиканцев.
Восстают и народы угнетенных стран. То, что сейчас происходит в Минске, может случиться и в Москве. Такое уже было в Пекине летом 1989 года и может повториться. Не путайте страх авторитарных режимов с силой. Заступитесь за свою модель.

ИноСМИ



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *