«Зеленский боится дипломатов Порошенко»: почему не назначаются послы




Ситуация с назначением послов Украины при президенте Зеленском стала едва ли не худшей за годы независимости. По состоянию на сейчас не закрыты 20 вакансий послов в разных странах из около 80 посольств. Причем речь идет не только о странах третьего мира. Пока что нет послов в Аргентине, где Украина традиционно имеет одну из наибольших диаспор, Ирландии и центральноазиатском Узбекистане, где Украина имеет финансовые интересы.
Почему сложилась такая ситуация и какую роль в ней сыграла клановая система, которая выстроилась в МИД, разобрались “Вести”.

Украина не имеет послов в странах:

Ангола
Ватикан
Вьетнам
Эфиопия
Ирландия
Куба
Палестина (все посольство – отдел из 2 человек при посольстве в Израиле)
Россия
Сенегал (по совместительству Гвинея-Биссау)
Сирия (все посольство – один военный атташе в эвакуации в Ливане)
Нигерия (по совместительству Сьерра-Леоне)
Таиланд (возглавляет второй секретарь)
Тунис
Туркменистан
Узбекистан
Аргентина (по совместительству Уругвай, Парагвай)
Швеция
Чили
Ливия (по совместительству Чад)
Черногория

Принцип взаимности
Буквально на днях Владимир Зеленский подписал указ о назначении Ольги Дибровой послом Украины в Финляндии. Этот акт знаменует окончание длительной процедуры согласования: сначала кандидатуру посла изучают в МИД, потом подают президенту. Если у него не возникает сомнений по этому человеку, то далее МИД запрашивает у страны пребывания агреман (т. е. согласие на назначение конкретно этого человека). Получив его, посол назначается официально и уезжает на место работы, где вручает верительные грамоты и аккредитуется при главе того государства, куда он назначен.
“У Петра Порошенко во времена его руководства МИД был большой недостаток — он все время откладывал назначение послов. Не знаю, чем он это мотивировал. Однако эта же ситуация продолжилась, уже когда он стал президентом”, — говорит “Вестям” бывший глава МИД Константин Грищенко.
В момент прихода Петра Порошенко к власти дефицит послов был даже больше, нежели сегодня: не были заполнены 26 вакансий, причем главы дипмиссий отсутствовали в ключевых для Украины странах — Германии, Франции, Британии. Но тогда вакансии удалось быстро заполнить.
“Сегодня у высшего руководства нет понимания, что ситуация крайне важна с точки зрения продвижения наших интересов. Мы ведь не можем зациклиться на США, Канаде и Франции”, — поясняет Грищенко.
Но есть и объективные причины для затягивания. Иногда нет необходимости в назначении посла по причине “взаимности”, т. е. другая страна также не назначает своего посла в Украину. В этом случае посольство возглавляет временный поверенный.
“Это серьезно понижает уровень отношений, — говорит “Вестям” эксперт-международник, соучредитель аналитического центра “КиевСтратПро” Андрей Бузаров. — Причины разные: возможно, нет кандидатуры. Или страны поругались, тогда неназначение посла — это форма протеста”. Так, с 2015-го у Украины нет посла в Российской Федерации и наоборот. Но аналогичная ситуация и с посольством в Ирландии, где посла нет с того-таки 2015 года по принципу взаимности.
Режим экономии
Еще одна причина неназначения послов — банальная нехватка средств. Режим “жесткой экономии” был введен в МИД еще Леонидом Кожарой весной 2013-го, и с тех пор он только ужесточался. 
“Внешняя политика — дело дорогое, и оплачивается за счет налогоплательщиков. Зарплата посла варьируется в зависимости от страны, но составляет примерно $5–6 тысяч. Но это лишь небольшая часть трат, — рассказывает “Вестям” эксперт-международник, бывший консульский сотрудник Андрей Мишин. — Иногда непонимание идеи “представительских” расходов играет злую шутку. Помню, как наш первый посол в Армении детский писатель Александр Божко умудрился купить себе в Ереване крутой Mercedes — и все западные послы косо смотрели на представителя одной из беднейших стран региона, гордо разъезжавшего по горам на дорогущем автомобиле”.
Между тем с самого начала независимости посольства пытались самостоятельно окупать свою деятельность, вели “фандрайзинг” (собственно, сбор средств). Поначалу диаспоры весьма охотно помогали дипломатам: покойный Левко Лукьяненко, отправившийся первым украинским послом в Канаду, собирал большие суммы “на борьбу с последствиями аварии на ЧАЭС”. “А потом, когда стали просить на все праздники, диаспоры попросту устали от таких сборов. А аргентинский консул сразу стал писать в Киев: “У меня диаспора активная и большая, но очень бедная”, — вспоминает Мишин.
“Механизмы получения поддержки от украинцев в стране пребывания действительно существуют. И они разные, — признает эксперт-международник Антон Кучухидзе. — Однако ограниченное финансирование стреноживает в возможностях — начиная с проведения мероприятий, популяризирующих, скажем, культуру Украины, и вплоть до лоббистских акций. Умный посол, имея средства, мог бы нанять общественную организацию и платить ей за то, чтобы в нужный момент она выступила на стороне Украины. Именно так действуют у нас США”.
“Семейный подряд”
Наконец, послы попросту не успевают “вырасти” из дипломатических сотрудников: МИД считается одной из наиболее закрытых структур в стране. “Дипломатам не дают развернуться. Выпускников КИМО отправляют туда перебирать бумажки без шансов выехать в командировку”, — утверждает Кучухидзе.
Особенно остро кадровая проблема встала в 2004–2005 годах, после Оранжевой революции, когда дипломаты времен Кучмы были вынуждены уходить, а та часть дипкорпуса, что поддержала Виктора Ющенко, не имела высоких рангов.
“В дипломатии общение происходит как в армии, где лейтенант не может общаться с генералом, — поясняет Мишин. — А назначать особо некого: КИМО оканчивают дети именитых родителей, идти служить в МИД они не хотят. Нормально поставляет дипломатов только Львов (факультет международных отношений Львовского госуниверситета. — Авт.), чем объясняется довольно специфический дипкорпус Украины”.
Финансирование киевской Дипакадемии, а именно она готовит штатных сотрудников, было сокращено с 2015-го. “Но больше всего дипломатическую службу подрывает системный кризис, связанный, во-первых, со сменой поколений, и, во-вторых, с образовавшейся в МИД клановой системой”, — утверждает Андрей Бузаров.
Отец главы МИД Дмитрия Кулебы, Иван Кулеба, в декабре 2019-го был назначен Владимиром Зеленским послом Украины в Армении. Он приехал туда из Нур-Султана (Казахстан), где был послом до этого. Тарас Москаленко, первый секретарь посольства Украины в США по вопросам культуры и имиджа, — сын посла в Болгарии Виталия Москаленко. Внучка экс-премьера Виталия Масола работает в посольстве Украины в Австрии, а дочь экс-главы МИД Бориса Тарасюка (нынче постпред Украины при Совете Европы) — в генконсульстве Украины в Гамбурге. Кстати, именно там трудился консулом Василий Марушинец, отстраненный и уволенный за антисемитские и ксенофобские высказывания.
Проблема эта проявилась не впервые. “В 1995–1996 гг. в Москве разразился громкий скандал. Тогда Украина отказалась интегрироваться в ОДКБ (договор о коллективной безопасности, механизм интеграции на постсоветском пространстве. — Авт.), и “под нас” создали Международный экономический комитет в СНГ. Зарплаты там установили огромные, — рассказывает Андрей Мишин. — Но вскоре вскрылось, что новый руководитель этой организации Сергей Тигипко пристроил в аппарат всех своих знакомых. Удар был мощнейший, на этом организацию решили тихо закрыть”.
Влияние ФПГ
Интересная деталь: собеседники “Вестей”, знакомые с кадровым принципом, который исповедует Владимир Зеленский, утверждают, что он перенял ту же политику, что и Петр Порошенко. То есть максимально затягивает с назначением послов. Однако если пятый президент, бывший глава МИД, делал это исходя из рациональных причин (экономия, нежелание назначать людей, мало знакомых со страной пребывания и имеющих недостаточный ранг), то президент шестой попросту… боится.
“Речь о лояльности к Зеленскому. Многие ли дипломаты могут похвастать наличием связей в “зеленой” команде?  Этого нет. А президент явно не хочет назначать кадров, что были близки к Порошенко”, — говорит собеседник “Вестей”.
С другой стороны, это приводит к “пересиживанию” дипломатов в должностях. “Тот же посол в ОАЭ Юрий Полурез (кстати, однокурсник Петра Порошенко) находится в должности уже 10 лет, — приводит пример еще один собеседник “Вестей”. — Одновременно происходит проникновение в МИД интересов финансово-промышленных групп. Так, Вадим Омельченко назначен послом Украины во Франции явно по протекции Виктора Пинчука”.
Омельченко — президент и сооснователь Института им. Горшенина, с 2000 по 2006 гг. работал вице-президентом корпорации “Интерпайп”. “Скорее всего, беда в том, что у Украины банально нет специалистов по странам. И пока конкретное предложение кандидатуры дойдет до президента, внутри МИД происходит чудовищная “подковерная” борьба”, — считает Кучухидзе.



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *