Железная маска сына Лукашенко




“Мы вынуждены отвести войска с улиц, как я уже говорил, пол-армии поставить под ружье и закрыть госграницу с Западом, прежде всего с Литвой и Польшей.
Мы вынуждены усилить государственную границу, к величайшему нашему сожалению, с нашей братской Украиной”, – объявил Лукашенко, выступая на женском форуме под названием “За Беларусь”. Об этом форуме в другой раз, а сейчас о закрытии государственной границы.
Дело в том, что ни польские, ни литовские, ни украинские, ни даже белорусские пограничники ничего не знают о “закрытии государственной границы”. Глава Службы охраны госграницы Литвы Рустам Любаев, которого журналисты попросили прокомментировать эту новость, был явно растерян. “Я только что говорил с руководством постов, пока движение не закрыто. Для нас эта информация — неожиданная, мы пытаемся связаться с белорусскими коллегами, у нас есть каналы для обмена информацией, но пока я не могу эту информацию ни подтвердить, ни опровергнуть”, – сообщил главный литовский пограничник. На польско-белорусской и украинско-белорусской границах тоже никаких изменений не произошло, грузы и граждане проходят в обе стороны в штатном режиме. 
Лукашенко лжет постоянно, к этому все уже привыкли. Но одно дело лгать про результаты выборов, которые после уничтожения протоколов невозможно проверить, и совсем другое – заявить о том, что границы закрыты, в то время как сквозь них туда-сюда снуют люди и грузы. Подчистить за президентом и разъяснить “неувязочку” было поручено официальному представителю белорусского Госпогранкомитета Антону Бычковскому. Он сделал все что мог, но получилось у него не очень.
“Охрана государственной границы Беларуси осуществляется в усиленном варианте пограничной службы и пограничного контроля с применением тактических резервов. Все меры предпринимаются с учетом складывающейся обстановки на каждом конкретном направлении”, — сообщил Антон Бычковский. Сопоставив все сказанное пограничниками Литвы, Польши, Украины и Беларуси, и сопоставив это с заявлением Лукашенко, остается Идея изоляции и самоизоляции токсичных режимов в истории не нова, но связана она была, как правило, с диктатурами крупными и более-менее самодостаточными. Выступая на Парижской мирной конференции в 1919 году французский премьер Жорж Клемансо одним из первых использовал этот термин выдвинув идею внешней изоляции большевистской диктатуры: “Мы желаем поставить вокруг большевизма железный занавес, который помешает ему разрушить цивилизованную Европу”. Через 27 лет Черчилль в Фултонской речи упомянул железный занавес уже как инструмент самоизоляции сталинского СССР и всей созданной после войны “мировой системы социализма”.
Поскольку Лукашенко диктатор хоть и весьма токсичный, но маленький, да к тому же теперь и не вполне самостоятельный, то установление железного занавеса уже, скорее всего, не находится в его компетенции. То есть, заявить об этом он может, а вот осуществить на практике – это вряд ли. Зато воплотить в жизнь более древнюю историю о Железной Маске Александр Григорьевич смог.
Несколько СМИ, ссылаясь на разные источники, сообщают, что младший сын президента Беларуси, Николай Лукашенко, который после начала протестов в стране забрал документы из лицея БГУ, будет учиться в Москве.
В частности, Александр Войтович, бывший президент белорусской Национальной академии наук, заявил: “После событий, что произошли в августе, службы Лукашенко оценили ситуацию и пришли к выводу, что Николаю будет очень некомфортно, так как лицей выступил с осуждением того, что произошло. Видимо, решили, что плохое отношение преподавателей к Лукашенко будет перенесено на его сына… В Минске Николаю было бы, наверное, небезопасно”. Слова академика Войтовича частично подтверждаются фактами. Более 1800 выпускников лицея, где учился Николай Лукашенко подписали открытое письмо против фальсификаций на выборов, 1.09.2020 студенты БГУ вышли на акцию протеста против лживых результатов выборов и садизма силовиков, а после вакханалии насилия в стенах университета, когда лукашенковские эскадроны смерти массово задерживали и избивали студентов, сотрудники лицея БГУ выступили с открытым письмом против эскалации насилия. Так что было бы странно, если бы после этого Александр Григорьевич оставил 16-летнего Колю в такой обстановке.
Где и под какой фамилией будет учиться Николай Лукашенко, которого его отец с малолетства приучал к статусу дофина, никто толком сказать не может. Все это держится в глубокой тайне, как до некоторого времени скрывались имена, фамилии и род занятий дочерей Путина. Кстати, кто у Коли Лукашенко мама, тоже большая государственная тайна. Вне зависимости от того, где будет учиться Коля Лукашенко, в Тимирязевской академии, в лицее при МГУ, или в ином месте, сохранить инкогнито ему будет сложно, учитывая, что его лицо российская и мировая общественность изучили в мельчайших подробностях за те годы, что Лукашенко старший всюду таскал его за собой.
Так что юному Лукашенко придется учиться либо 100% дистанционно никогда не появляясь в учебном заведении, либо постоянно скрывать свое лицо под глухой маской повторяя известный сюжет 17 века о таинственном узнике номер 64489001 которого Людовик 14-й упек в секретную камеру в Бастилии и который 34 года до самой смерти содержался в полной изоляции в неснимаемой маске, то ли бархатной, то ли железной.
Между этим французским сюжетом 17 века и белорусско-российской историей 21 века есть несколько различий. Во-первых, Король-Солнце правил более 72 лет, а Лукашенко столько явно не продержится. Так что и московское “заточение” Лукашенко младшего закончится намного раньше, чем его французского предшественника. Во-вторых, Людовик 14-й держал своего узника в тюрьме, которую он контролировал, а Лукашенко отдал своего сына в руки “старшего брата”, так что реальный статус Николая можно трактовать двояко. С одной стороны Николай Лукашенко чуть ли не “политический беженец”, скрывающийся на чужбине от гнева народа, а с другой он – заложник, гарантирующий послушность маленького диктатора – диктатору размером побольше.
Авторитарные правители в 21-м веке чувствуют себя намного менее комфортно, чем их предшественники в предыдущие столетия, когда авторитаризм был нормой или не вызывал столь массового протеста. Кроме того, любые ужимки и прыжки диктаторов 21-го века производят неизгладимое впечатление глубокой вторичности, подражания и даже пародии на диктаторов прошлого, которые при всем своем злодействе отличались неизмеримо большим масштабом…
Яковенко Игорь



Источник – antikor.com.ua

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *