Жизнь до Шахтера: Старухин в начале славных дел



Для всех нас Виталий Старухин неразрывно связан с “Шахтером” и ни с чем другим не ассоциируется. Но так было не всегда, и могло быть совсем по-другому. “Террикон” изучает начало карьеры легендарного футболиста – до того, как он оказался в Донецке…
Жизнь до Шахтера: Старухин в начале славных дел

Виталий Владимирович Старухин родился в городе Минск, столице Белорусской ССР. Насколько он был белорусом – вопрос неясный, во всяком случае, открытые источники об этом умалчивают. Известно лишь, что его отец во время Великой Отечественной войны партизанил, а после победы стал политработником. Мать работала на маргариновом заводе. Жили в Минске, ни о какой Украине не думали.

Более того, сам Виталий даже о серьезном футболе не думал довольно долго. Ну, то есть, во дворе играл с удовольствием, но как то-то важное это занятие не воспринимал. Хотя, как парень от природы спортивный, в игре был одним из лучших. О дальнейшем читаем у Федора Раззакова в книге “Футбол, который мы потеряли: “В итоге так наловчился обращаться с мячом, что ребята постарше, которых он обыгрывал в дворовых баталиях, только диву давались. Среди этих ребят оказались и те, кто уже профессионально занимался футболом — ходил в секцию при минском “Динамо”. Вот они-то в 1960 году и привели десятилетнего Витю Старухина к тренеру Евгению Константиновичу Глембоцкому, у которого Старухин прошел полный курс — с десятилетнего возраста до выпуска. Это было прекрасное время! Летом юных динамовцев вывозили на базу минского “Динамо”, где они жили и тренировались рядом с такими звездами, как Эдуард Малофеев, Леонард Адамов, Михаил Мустыгин, Юрией Погальников… Короче, было у кого учиться”.

Любопытно, что будущего бомбардира для начала поставили на ворота, потом все-таки выпустили в поле, но не дальше защиты. И только ближе к взрослому возрасту поняли, что Виталий гораздо лучше выглядит в полузащите…

Это был замечательный период в истории “Динамо” – под руководством известного советского тренера Александра Севидова скромная команда стремительно вышла “из грязи в князи”, брала “бронзу”, выходила в финал Кубка СССР. В такой атмосфере рос Старухин – и дорос до дубля, за который успел провести несколько матчей в сезоне-1968. Играл также за команду радиозавода “Спутник”. А потом Виталий достиг призывного возраста, и его причислили к армейскому “Гвардейцу”. В принципе, по советским понятиям, службу можно было проходить и под флагом спортобщества “Динамо”, вполне на законных основаниях. Почему в Минске не защитили своего игрока таким образом, не вполне понятно.

В общем, так сложилось, что по армейской линии Старухина вообще оторвали от Минска, переведя в одесский СКА. Так состоялся его первый контакт с Украиной, из которой он уже не уедет. И когда после окончания службы надо было искать новое место работы, он принял предложение знаменитого игрока и начинающего тренера Юрия Войнова, который тогда возглавлял полтавский “Строитель”. Искренний Старухин объяснял мотивы “трансфера” так: “Интерес был во многом меркантильный: в Полтаве сразу дали квартиру, что для женатого человека – первое дело. А кроме того, я никогда в облаках не витал, воздушных замков не строил, старался жить по правилу “от добра добра не ищут”. Словом, Полтава меня устраивала вполне”.

Там, в Полтаве Старухин “совпал” в составе с человеком, который оказался для него судьбоносным. Это был Александр Васин, прирожденный форвард, настоящая находка для Войнова. Воспитанник ровенского футбола, он попал в “Строитель” тоже после армейской обязаловки – только играл не в одесском, а во Львовском СКА. Со Старухиным у них сразу образовалось какое-то мистическое, звериное взаимопонимание. Идеальный партнер еще больше подтянул Старухина к атакующим действиям. “Понимали мы друг друга исключительно”, – вспоминал Васин много лет спустя.

Именно он и стал главным “двигателем” перехода Старухина в “Шахтер”. Сам Васин оказался в Донецке годом ранее, в 1971 – в том неудачном сезоне, когда команда вылетела из Высшей лиги. В этой смутной обстановке надо было обновляться, искать новых героев. И Васин стал целенаправленно “давить на мозги” тренерам – мол, посмотрите на одного полтавского парня, он как раз тот, кто нам нужен. И в конце концов, своего добился – в Полтаву отправился один из селекционеров “Шахтера” Алексей Дрозденко, только что закончивший карьеру игрока.

Но как выступал Старухин за “Строитель”? Собственно, полный сезон он там отыграл лишь один – 1971. Начинавший здесь как полузащитник, он после ухода Васина окончательно переквалифицировался в чистого форварда. Это моментально сказалось на результативности – за год он забил 15 голов. Полтавская команда играла во Второй зоне союзного чемпионата, звезд с неба не хватала, но все-таки финишировала в верхней части таблицы (на 8-м месте из 26).

Как себя чувствовал в это время Старухин? Послушаем, что говорил он сам: “Играл, а самому — только не подумайте, что задаюсь, — ой как хотелось в Высшую лигу. Думал, что толку, что играю в свое удовольствие, при любимом деле нахожусь? Без признания, если хотите, без славы — это все пустой звук. Сами понимаете, как обрадовался, когда пригласили в “Шахтер”… После дебатов на семейном совете мы с женой принимаем окончательное решение: едем! “Донбасс, – говорила Лариса, – это надежно””.

“Шахтеру” пришлось пошевеливаться – к тому времени вокруг Старухина уже возникла некоторая турбулентность. Благодаря результативной игре в “Строителе” и авторитетному слову Войнова, полтавский форвард попал в сборную Украины. На каких-то значительных соревнованиях эта команда тогда не выступала, но внимание специалистов привлекала. Если игрока из какого-то там полтавского клуба туда включили – значит, наверняка не зря. У Старухина стали возникать всякие предложения – сам он вспоминал о разговорах с людьми из Запорожья, Днепропетровска. Что-то говорили об интересе даже со стороны киевского “Динамо”.

Но самым сильным было предложение луганской “Зари”. В эту команду тогда вливали большие деньги, благодаря чему удалось, в конце концов, собрать чемпионский состав 1972. Вероятность того, что Старухин мог там оказаться, была весьма значительная. Предлагали двухкомнатную квартиру в центре города, сказочную зарплату… Старухин признается, что просто сдрейфил – не поверил, что сможет отвоевать себе место в составе команды Высшей лиги, борющейся за медали. В “Шахтере” все-таки казалось как-то проще. Тем более, и Васин поможет, если что…

Возможно, роль Васина в его переходе действительно оказалась решающей. Хотя у пригласившего Старухина молодого тренера Олега Базилевича была своя версия события: “Я внимательно следил за Старухиным и представлял обновленный “Шахтер” именно с таким нападающим. Если хотите, футбольная мудрость Виталия проявилась уже в тот момент, когда он дал согласие играть именно в Донецке. “Шахтер” на все сто оказался “его” командой, что с игроком, стоящим перед мучительным выбором, случается далеко не всегда”.

Ну, а дальше была известная история с похищением Старухина из Полтавы, с разоблачением и запретом ему выступать за “Шахтер”, с махинацией, в результате которой Старухин полсезона играл под фамилией Черных (а официально числился в это время в шахтоуправлении “Кировское”). Это была уже донецкая эпоха, которая для многих так и остается единственной в карьере великого игрока.
Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Евгений Ясенов, специально для “Террикона”



Источник – tribuna.com

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *